• eng
  • Войти
    • Профиль
    • Выход

Новости

все новостиИнтервью

Александр Дергачев: «Не показывал, что рад дебюту в КХЛ»

Александр Дергачев
Советский спорт

- Насколько неожиданным для вас стал дебют в КХЛ?

- Я бы не сказал, что неожиданным: я этого хотел, ждал, был готов. С ЦСКА не сыграл, а против «Торпедо» пришлось дебютировать – когда Илья Ковальчук травму получил. Особого мандража не было. Только когда первую смену играл, внутри крутилась мысль: «Наконец-то случилось! Так долго ждал!» После игры радовался, хотя никому этого не показывал.

- Кто первый поздравил с дебютом?

- Мама поздравила. Написала, что любит меня.

- Ваш дебют состоялся дома, при полных трибунах. Это давило?

- У меня был опыт игры на большой площадке на чемпионате мира в Торонто, там двадцатитысячник полный собирался. Болельщики никогда не давят, а наоборот вселяют уверенность. Люди пришли посмотреть - нужно не облажаться.

- Что-то с первого матча сохранили?

- Нет, сохранил только шайбу, которой первый гол забил. Она у меня в кармане сейчас, сегодня домой понесу.

- Вы теперь бок о бок с обладателями Кубка Гагарина. Как вливались в такой коллектив?

- Я ходил по раздевалке и думал: «Где я нахожусь? Какие люди вокруг!» Хочется стремиться вверх, когда смотришь на них. Задаешь себе вопрос: «Что мешает мне того же добиться?» Это мотивирует.

Александр Дергачев: «Не показывал, что рад дебюту в КХЛ»

- Судя по фотографиям и видео, в команде всегда очень много шуток, приколов.

- И я могу что-нибудь сказать раз в неделю, но больше слушаю и смеюсь. Неохота оплошать.

- Андрей Назаров часто шутит?

- Очень часто! Иногда даже когда не шутит, получается смешно. Он хороший человек, с юмором у него все в порядке.

- Что больше всего запоминается в работе с Назаровым?

- При любом счете он горит победой! До последнего будет гнать вперед, никогда руки не опустит.

- По Интернету разошлосьвидео, где Андрей Викторович очень эмоционально что-то говорит Антону Бурдасову и Николаю Беловупосле пропущенных голов в матче с «Сибирью». Как эпизод восприняли в команде?

- Это раздули журналисты. Я видел своими глазами: Андрей Викторович немного пихнул и все, а написали, что было чуть ли не избиение! Я посмеялся. Назаров просто толкнул в плечо – типа «Проснись!», а в итоге из мухи слона раздули. Просто кто-то хочет насолить и на этом человеке подняться. Никто эпизод в команде не обсуждал – все нормально.

- Матчи вашего главного тренера в качестве игрока смотрели?

- Пока нет, но очень хочу посмотреть. Мне правда интересно.

- Многие воспринимают габаритных игроков как потенциальных тафгаев. Нет ли у вас желания подраться?

- Я в хоккей играть хочу! Конечно, каждый хоккеист должен уметь постоять за себя в случае чего. Но это другое.

- Вы рано потеряли отца. Как удалось пройти через эти трудности?

- Мама и брат Денис всегда были рядом. Я не знаю, кем бы я стал без них. Я очень им благодарен, они для меня пример. Отец в четыре года привел меня в хоккей. Я вышел кататься, падал, вставал. Плохо помню – но родители говорили, что мне нравилось. Я всегда с радостью тренировался. Когда травмы получал, бабуля иногда спрашивала: «Может, внучек, хватит?» Ей было жалко меня. Но у меня была мечта, и отец хотел, чтобы я хоккеистом стал. Я должен был сделать все, чтобы ее осуществить.

- В школе из-за хоккея проблем не было?

- Я учился в спортивном классе, он традиционно считался худшим: постоянно вызывали родителей, проводили педсоветы. Мы много всего вытворяли, даже рассказывать сейчас стыдно. Помню, как двух ящериц на урок запустили, мылом кидались.

- В интервью после Драфта юниоров вы говорили, что верите в возможность попасть в основу СКА. Достаточно дежурная фраза каждого юниора. Вы и правда верили?

- Надо было как-то показывать, что я уверенный в себе человек. Мало кто в такой ситуации ответит «не готов». Я сказал себе: надо доказать, что я не просто так языком чешу.

- Кто-нибудь из ваших партнеров по детской школе играет на высоком уровне?

- Несколько человек в Нижнем Новгороде, в «Югре». Многие ребята остались в Альметьевске, кто-то в поисках клуба. Есть и те, кто закончил с хоккеем, решил пойти учиться.

- Поддерживаете с ними контакт?

- Само собой, мы как одна семья. Ребята поздравляли с забитой шайбой. Мы каждое лето собираемся всей компанией, снимаем дом. Вспоминаем, как вместе тренировались и играли, всегда звоним нашему тренеру, не забываем его.

- Вы - первый хоккеист СКА, выбранный на Драфте юниоров и заигравший за первую команду. Как думаете, почему у других ребят не получалось?

- Думаю, дело в конкуренции. Ни для кого не секрет, что в СКА очень сложно попасть. Когда тебя драфтуют, ты еще очень молодой. Надо пройти несколько ступеней: МХЛ, ВХЛ.

- У СКА как раз система выстроена очень хорошо: команды в МХЛ и ВХЛ, еще две – в МХЛ-Б. Это хорошо для молодых игроков?

- Просто обалденно. СКА – космическая организация, все остальные команды должны брать пример. СКА может перемещать игрока в соответствии с интересами команды, при этом игрок продолжает развиваться.

- Переезд из Альметьевска в Петербург для вас прошел безболезненно?

- Было очень трудно. Я домашний парень, люблю мамин супчик, пельмешки, а тут пришлось одному жить. Домой хотелось так сильно, что не передать словами. Потом мама с братом приехали, я получил заряд энергии от семьи!

- Кто-то особенно помогал здесь освоиться?

- Мы с Владом Валенцовым были вместе задрафтованы, вместе приехали в Петербург. Оба были без квартиры, но клуб нам помог решить этот вопрос. Влад не из Петербурга, но последний год отыграл в команде школы «Нева», поэтому город немного знал. Мы с ним сдружились, друг другу помогали во всем.

- В прошлом сезоне СКА-1946 достиг самого высокого результата в истории – вышел в финал Кубка Харламова. Это потолок?

- Думаю, нет. Мы просто недооценили соперника по финалу. И сил немного не хватило: все-таки для всех такой далекий проход в плей-офф был дебютным, не все оказались готовы. После трех матчей мы как будто стояли у обрыва, только тогда зашевелились. Но было поздно.

Нам говорили, что основная команда СКА – пример того, как можно отыграться с 0:3. Я и сам верил, что нам удастся. Думал, для СКА это будет самый успешный сезон: две команды из системы одного клуба взяли трофеи. Такого же никогда не было? Очень хотелось, но не получилось.

- В прошлом году вы еще и вызов в молодежную сборную получили. Эмоции космические?

- Я очень хотел в сборную, но конкуренция была высочайшая. Думал, что надо как-то пролезать в команду, понимал, что будет очень тяжело. В суперсерии потихоньку начал вкатываться в игру, почувствовал свой хоккей. Валерию Николаевичу Брагину огромное спасибо: погонял меня, где надо.

- Серебро на молодежном чемпионате мира оставило двоякие чувства? Финал проиграли, но по ходу отыгрались с 1:5 до 4:5 у Канады.

- Хорошо, что мы в финале показали русский характер, нам самим было не стыдно. Выложились, показали все, что могли – но, конечно, обидно, что проиграли. Мы до сих пор с Дмитрием Юдиным и Игорем Шестеркиным вспоминаем тот финал. Очень досадно. Надо было начать по-другому, собраннее.

- В этом году «Лос-Анджелес Кингз» выбрал вас на драфте под 74-м номером. Это было неожиданностью?

- Сначала был «комбайн» (преддрафтовые тесты – Прим.ред.), там хоккеисты общаются с командами, у которых они на галочке. У меня с «Лос-Анджелесом» хороший диалог получился, мы посмеялись, четко друг друга поняли. Поговорили с ними лучше, чем с другими.

-А потом вы ездили в тренировочный лагерь «Лос-Анджелеса».

- Да, в СКА мне сказали, чтобы съездил, посмотрел, поучился. Уровень хороший – как и здесь. Все здорово продумано. Тренировочный процесс немного другой: есть работа на земле с клюшкой и шайбой, в России этого меньше. Мне было очень интересно, хотя я языка не знал. Но там было двое русских – Валентин Зыков и Дамир Шарипзянов, они помогали.

- Удалось себя показать в лагере?

- Вроде бы да. Я слышал, мной остались довольны.

- Что делали бы, не окажись Валентин Зыков рядом?

- Честно говоря, даже не знаю. Я один раз не знал, как зайти покушать. Мы все время с ним ходили через одну дверь, а потом ее закрыли. Я потерялся, не знал, как спросить, куда войти. Звонил ему, а он трубку не брал. Потом ответил, подобрал меня. Мы везде вместе были, медосмотры вместе проходили. Куда он шел, туда и я.

- Учебник английского после этого купили?

- Читаю немного, а до изучения все руки не доходят. Вроде хочется, но лень.

- Во всех скаутских отчетах о вас есть подпись «Этот сезон проведет в СКА, а дальше по ситуации». Вам хочется в НХЛ?

- У меня контракт с петербургским клубом, все мои мысли сейчас о СКА.

- Мы не провоцируем вас на сенсационный ответ. Но для большинства хоккеистов именно НХЛ – главная цель.

- Безусловно, мечта поиграть в НХЛ есть. Но больше по этому поводу ничего не скажу.

все новости