• eng
  • Войти
    • Профиль
    • Выход

Новости

все новостиТренировки

Алексей Анисимов: «Один раз я чуть не сломался»

Sportizen

Лучший арбитр КХЛ этого сезона Алексей Анисимов рассказывает про то, как быть папой, признается, что на самом деле сильно устал и опровергает мифы о том, что наши судьи куплены.

- У вас ведь две дочки. Справляетесь?

- Знаете, что у практически у всех моих коллег дочери. У Вячеслава Буланова, у Романа Гофмана, у Сергея Карабанова, у Александра Черенкова. Правда, у последнего и сын есть. Еще сын у Михаила Бутурлина. Короче, если вам нужна обязательно дочь, то обращайтесь к судейскому корпусу нашей лиги.

- Спасибо. С дочками-то, наверное, трудней, чем на площадке во время матча?

- Другая манера поведения. На парней гаркнешь – понимают, а девочки сразу плакать идут. Нельзя с ними жестко. Женщины, что тут поделаешь.

- Футбольных, хоккейных арбитров отличает спокойствие в бытовой жизни. Кажется, их не вывести из себя ничем. Вы из таких?

- Я все-таки импульсивный, но стараюсь сдерживаться. Особенно иногда в очереди очень трудно приходится. Стоишь где-нибудь четвертым или пятым, а впереди словно сговорились и все делают медленно. То по несколько вопросов продавцу зададут, а недавно женщина искала десять копеек, чтобы расплатиться.

- Дали бы 10 копеек.

- А я предложил. Но на меня так посмотрели: «Молодой человек, у меня есть 10 копеек». Я, конечно, сразу осекся. А еще был случай в Новосибирске, в Академгородке. Надо сказать, что Академгородок – это город в городе. Там все-таки образованные, умные. Стою в ларёк, где ко всему прочему диски с музыкой продавали. А перед мной девушка, которая выбирала классическую музыку. Она там что-то выбирает, то ли шестую симфонию, то ли восьмой концерт. И все так долго, не торопясь. Ну, думаю, в центре Новосибирска бы тебе никто не позволил столько времени очередь задерживать. Впрочем, все это мелочи. На дорогах, например, я спокойный. В пробках не психую, а иногда лишь выводят из себя водители, которые ездят не по правилам.

- Есть секрет, чтобы не сорваться? Кто-то до десяти считает, кто-то дышит глубоко. На льду же нет времени до десяти сосчитать.

- Так во время игры совсем другие процессы. Там и не бывает таких ситуаций.

- Как это?

- Мне трудно объяснить, но это так. Совершенно другой мир. Ты, выходя на лед, оставляешь за бортиком все свои проблемы, все свои заботы. На льду ты совершенно другой.Ни в коем случае нельзя выходить со своим багажом. Ведь кто-то когда-то что-то тебе сказал, с кем-то ты играл, кто-то тебе передавал какие-то пожелания через знакомых. Надо все забыть. Иначе возникнут проблемы.

- Но если что-то, например, дома не то, то трудно сосредоточиться на матче?

- Это надо правильную жену подобрать. Мне с этим повезло. Сезон выдался трудный, но я всегда знал, что дома у меня все хорошо. А в день матча мы и по телефону не говорим. Я в день матча делаю два звонка: один водителю, чтобы уточнить время, когда нас забирают на стадион и один супруге. Но мы никаких домашних вопросов не обсуждаем, она понимает, что вечером у меня важная работа. Ты ждешь матча, чтобы получить удовольствие от работы, от хоккея, от того, что делают на льду команды.

- Иногда бывают такие игры, что засыпаешь на трибуне.

- Да-да, случается, когда команды начинают вату возить, но я попадаю и на такие встречи, от которых дух захватывает. Звучит финальная сирена – жалеешь. Могли бы и еще побегать.

- Вы провели в плей-офф 20 матчей, а после игр еще находили в себе силы шутить, что совсем не устали и готовы еще работать. Но опытные арбитры говорят, что каждая встреча – стресс.

- Да шутил я, конечно. Очень тяжело и, прежде всего, морально. Можно было сломаться в любой момент. И скажу, что однажды я был на грани. Не буду вдаваться в подробности, но пришлось очень тяжело. К счастью, все быстро прошло, сумел взять себя в руки.

- Как?

- Вы не забывайте, что у судейского корпуса КХЛ есть психолог, с которым я регулярно общался на протяжении последних лет. И за это время ты уже понимаешь, как контролировать эмоции, что нужно сделать для возвращения в норму. Это забыть, это выкинуть из головы, с этим смириться.

- Вы читаете прессу во время сезона?

- Я – не особо, а мама все читает. Да я и сам виноват. Подкинул ей еще два сайта с хоккейной тематикой.

- Переживает?

- Звонит, рассказывает, где про меня хорошо написали, а где плохо. Но я к этому спокойно отношусь.

- Правда что ли?

- Конечно. Можно даже книжку выпустить о том, что пишут в сети об арбитрах. Она будет очень веселой. Да я к юмору отношусь ко всем этим комментариям. Отдаю должное таланту некоторых, которые так закрутят, так напишут, что аж дух захватывает. Тут и понимаешь, что вся жизнь у них этому посвящена. Или еще есть смешной момент. Написали что-то про судей, в первых комментариях ругают арбитра, а потом читатели переключаются друг на друга. Идет война, про нас уже никто не вспоминает. Весело.

- Как вы относитесь к тому, что судей обвиняют в коррупции. Это я сформулировал красиво, но вообще говорят чуть иначе.

- Опять же мама где-то вычитала, что я уже заработал на второй домик в Испании. Отлично, думаю, а первый где? А если второй, то на каком побережье? В каких-то районах тепло, а в каких-то и не съездишь. Что за домик? Сколько этажей?

- Допустим, три.

- Я вот что скажу. Система работы с арбитрами в КХЛ заточена на то, что судьям просто не выгодно работать плохо, кому-то симпатизировать или нет. Я, конечно, понимаю, что это вопрос денег, но не представляю, какую же сумму должны предложить, чтобы кто-то согласился помочь команде. Ты рискуешь всем. Сейчас при хорошей работе, ты имеешь возможность зарабатывать, кормить семью официальными доходами. Но что будет, если тебя лишат возможности работать? Вы за последние семь лет слышали хоть о каком-нибудь скандале?

- В КХЛ – нет, но раньше ходили разговоры.

- Ну разговоры могут ходить о чем угодно. Но сейчас не пропускается ни одна ошибка и по каждому моменту у тебя могут спросить.

- Плюс служба безопасности неплохо работает.

- Вы все наши тайны раскрываете. Но я со службой безопасности не контактирую, а если и есть какой-то контроль, то мне скрывать нечего.

- Самое обидное обвинение, которое вы прочли?

- Не обвинение даже, а мысль, что у нас в лиге самые лучшие игроки, а вот судьи низкого уровня и ничего делать не умеют. Это глупости. Тот, кто так говорит, пусть приедет к нам на сбор, мы дадим ему свисток, а сами начнем играть в хоккей, но смоделируем даже не матч регулярного чемпионата, а предсезонную встречу. Пусть эти люди почувствуют напряжение, стресс и тогда многое станет ясно.

- Все арбитры идеально знают правила. Но были моменты, когда вы сразу не могли принять решение?

- В серии между СКА и ЦСКА назначил буллит в ворота московской команды и переживал, что ошибся. Там Григорий Панин сдвинул ворота. Но я вдруг засомневался: споткнулся, толкнул кто-нибудь его. Подсознательно я понимал, что там рядом никого не было и это чистый штрафной бросок, но реально некоторое время был в оцепенении. К счастью, когда посмотрел повтор, то увидел, что я не ошибся, все сделал правильно. Но это уже позже, а в первые секунды засомневался. Смотрю на своего коллегу Антонина Йерабика. Вроде ситуация ясная, но ничего непонятно. Повезло и то, что у ЦСКА один тренер сидит где-то наверху и смотрит все моменты. Я вижу, что хоккеисты московской команды не спорят, спокойные. Им сверху уже все сказали – справедливо.

- У каждого арбитра были случаи, когда на лед от болельщиков летели странные предметы.

- В Ярославле один болельщик на лед вывалился, но мы его быстро скрутили и вывели. Он пьяный был. Но самый памятный момент был в Джезказгане, что в Казахстане. Это совсем недалеко от Байконура и на лед прилетела странная вещь. Говорили потом, что это обломок ракеты. Я, кстати, верю. Но это давно было. А так все стабильно. Бутылки, монеты. Один раз прилетел пакетик чая. Что удивительно неиспользованный, сухой пакетик. Это было любопытно.

- Арбитры настолько хорошо знают правила, что некоторые моменты бы изменили. Есть такой пункт, который не нравится лично вам.

- Да, иногда приходится удалять человека за выброс шайбы за пределы площадки, когда он фактически и не виноват в произошедшем. Был случай. Один хоккеист стоит у борта, пытается выбросить в шайбу, но попадает под сильнейший силовой прием , клюшка поднимается и он выкидывает шайбу за пределы площадки. Мне его жалко, парня прилично тряхануло, но сделать ничего нельзя – надо удалять.

- Когда последний раз был момент, когда надо принимать решение, а вы уже и забыли, что надо делать, так как такие случаи происходят раз в жизни? Типа, шайба раскололась от штангу, а одна половина залетела в ворота.

- Если и бывают, то никаких проблем не возникает, так как все ты знаешь, что надо делать. Был случай, когда игрок останавливает шайбу рукой, а она у него падает не на лед, а в трусы. Я еще думаю, ага, шайбы на льду нет – задержка времени. А потом понимаю, что шайбы вообще нигде нет, она в форме потерялась. По идее, надо две минуты давать, но тут же такой случай, он же не специально её спрятал. Сам стоит и оборачивается, где шайба.

- На льду вы принимаете решение за секунду, а, например, я могу посмотреть повтор с нескольких ракурсов и написать: «Ну тут Анисимов напарил». Не раздражает, что технический прогресс ставит вас в невыгодное положение?

- Даже рад, что так происходит. Если бы не было повторов, то мы бы сделали два шага назад. Я вообще за то, чтобы спорные моменты крутили на табло. Пусть смотрят, пусть все видят. В этом нет ничего обидного. Я лишний раз для себя сделаю выводы, да и болельщикам интересно.

Алексей Анисимов: «Один раз я чуть не сломался»

все новости