• eng
  • Войти
    • Профиль
    • Выход

Новости

все новостиТренировки

Петерис Скудра: «В плей-офф попадем. Но хочется гораздо большего»

"Спорт-Экспресс"

Главный тренер "Торпедо" в интервью "СЭ" рассказал, почему клуб пригласил игроков с громкими именами, о планах по дальнейшему усилению и о том, как внедряет в команду передовые тактические методики

ВЕРЮ ВО ФРОЛОВА И КОСТИЦЫНЫХ

– Способен ли Фролов вернуться в большой хоккей? Он не играл целый год, до этого в последний свой сезон в "Авангарде" не блистал. Известно, что у него есть проблемы с коленями, пусть и вроде бы решенные. Но это тоже может помешать ему обрести прежний уровень.

– Если бы не верил, то его в "Торпедо" точно бы не было. Мы не берем игроков без серьезных на то оснований. В данном случае мы довольно тщательно изучили ситуацию, и посчитали его приглашение в команду очень даже обоснованным. Поэтому, естественно, мы ждем от Фролова, что через совместную работу он станет очень полезным игроком.

– Но не просто же так пока подписан лишь пробный контракт?

– Конечно, ведь у нас есть обоюдное и четкое понимание того, что и как должно происходить. Все-таки он пропустил год. Мы хотели, чтобы обе стороны чувствовали себя комфортно при любом варианте развития ситуации. И тут никто никого не хочет как-то ущемить. Нормальные профессиональные отношения.

– Брали ли вы Фролова с прицелом на воссоединение тройки Сергей Костицын – Дмитрий Семин – Фролов, ярко проявившей себя в "Авангарде" в локаутный сезон?

– Нет. Сразу по окончании прошлого сезона в планах было пригласить связки Сергей Костицын – Андрей Костицын и Семин – Фролов. Мы тщательно изучили ситуацию в "Салавате" и понимали, что Семин может освободиться в межсезонье. Но пришлось выдержать довольно большую паузу, потерпеть. Но видели эту четверку в разных сочетаниях.

– Братья Костицыны ведь были близки к подписанию контрактов в НХЛ.

– В том числе поэтому заключение с ними соглашений затянулось. Сейчас многие игроки опять начинают смотреть в сторону Северной Америки, причем все больше и больше, и КХЛ в этом году потеряла очень много хороших ребят. И не только российских. Уехал, например, лучший снайпер прошлого сезона Мозес, и за ним – еще целый ряд. И это все яркие хоккеисты, которые своим уходом определенно ослабили лигу, и мне очень приятно, что нам удалось сохранить братьев Костицыных. Как ни крути, это мастеровитые, яркие игроки, и наш болельщик, я считаю, должен иметь возможность видеть таких ребят на льду, получать удовольствие от их игры. И для КХЛ это очень даже хорошо, что у нас получилось хоть немного сократить потери.

– А с тем, что статус белорусских хоккеистов (легионеры они или нет. – Прим. И.Е.) до сих пор был не очень понятен, затяжка как-то связана?

– Мы изучали ситуацию, общались, но все-таки у нас есть действующий регламент, по которому мы и работали. Никакого нового регламента нет. И вообще я считаю, что любой подобный вопрос, довольно серьезный, не может решаться в один день. Должен быть какой-то переходный период. Нельзя проснуться в один прекрасный день и сказать: белорусы или еще кто-то там у нас теперь иностранцы. Можно принять конкретное решение, но дать время на его реализацию, чтобы можно было перестроиться. Серьезные изменения должны вступать в силу через год-два, не раньше, иначе будут страдать все: и клубы, и лига. Так что мы прекрасно понимали, что в КХЛ работают профессионалы, которые не допустят одномоментного вмешательства в действующий регламент.

– Для вас этот момент является подспорьем, все-таки в "Торпедо" теперь три белоруса.

– Дело же не в количестве, а в качестве. Братья Костицыны – это очень качественное усиление. За счет этих ребят, я надеюсь, мы сможем сделать большой шаг вперед, стать более разнообразной, более ровной командой в первую очередь в атаке. Не секрет, что нам не хватало глубины нападения в первые два года под моим руководством. Причем именно в кубковых матчах. В регулярном-то чемпионате мы еще как-то справлялись. Но в плей-офф игра переходит в другое русло. И без глубины тут никуда. Если в обороне мы еще держались, то в атаке мощи было маловато.

СОХРАНИВ КОСТЯК, ТОПТАЛИСЬ БЫ НА МЕСТЕ

– У вас пока всего два легионера, то есть вы можете еще усилить состав и довольно серьезно.

– Да, и мы планируем подписать контракты уже в ближайшее время. У нас есть определенные договоренности с двумя иностранными игроками. Думаю, в предстоящие несколько дней нам удастся осуществить эти приобретения и быстро приобщить их к работе. А что касается третьей вакантной позиции, то, наверное, мы к ней отнесемся более терпеливо. Посмотрим через матчи, какие именно позиции просядут, что именно нам нужно усилить.

– Игроки, с которыми есть договоренности – это североамериканцы или европейцы?

(Смеется.) Иностранные хоккеисты.

– Есть ли среди них Микс Индрашис? Насколько мне известно, он не будет подписывать контракт с "Айлендерс", куда ездил в тренировочный лагерь для молодых игроков.

– Мы продолжаем им интересоваться, он есть в списке наших кандидатов на усиление. Он действительно уже вернулся из Северной Америки, и мы ведем с ним диалог.

– Вообще масштабы перестройки "Торпедо" впечатляют. Ушел 21 игрок, это едва ли не вся команда.

– Знаете, из всех ребят, которые ушли, мы сделали предложения лишь двум игрокам. Еще с одним вели переговоры. Но они выбрали более мощные на данный момент команды, став свободными агентами. Это их право, и мы никого не осуждаем. Но нам эта перестройка была просто необходима. За два сезона мы поняли, в какой хоккей хотим играть и какие нам под него нужны ребята. У нас появился отличный костяк, который мы сохранили. Он, может быть, не такой большой, но очень качественный. И вокруг этих игроков можно строить новую команду, которая, на наш взгляд, будет более боеспособной. "Торпедо" – команда плей-офф, мы два года подряд входили в восьмерку сильнейших в конференции, чего в Нижнем Новгороде не было 20 лет. Мы обрели стабильность, обозначили серьезные намерения, и пришло время идти дальше. Тщательно проанализировав каждого игрока, каждого соперника, с которым нам предстоит встретиться в плей-офф, ребят, которые играют в этих командах, мы решили многое поменять, подстроиться. Можно было, конечно, всех сохранить, сказать, что вот, мол, у нас большой костяк, ура, все вперед. Но результат был бы тем же. А нам хочется большего, мы хотим ставить высокие цели, и без непростых решений не обойтись. Но это и есть профессиональная работа, за которую я несу полную ответственность. Может, какие-то наши решения выглядят непонятными, но, поверьте, просто так мы ничего не делаем. Они вполне понятны мне и тренерскому штабу. Именно поэтому мы, расставшись с многими, не торопились подписывать абы кого из числа свободных на рынке, а ждали конкретных игроков, которые нам нужны, которых мы обсудили в руководстве и тренерском штабе. Мы терпели где-то, может, расстраивая болельщиков, но добились своей цели, создав, как только подпишем еще трех иностранцев, команду, которая не просто выйдет в плей-офф, а уже поборется за что-то более серьезное.

– То есть задача "Торпедо" – Кубок Гагарина?

– Задач перед нами никаких не стоит. Они сами собой подразумеваются. И первый шаг – выйти в плей-офф, куда мы попадем, но нам нужен шаг следующий. Мы уже говорили с ребятами, что хватит нам просто выходить в восьмерку, пора уже что-то там выигрывать, проходить дальше, вглубь плей-офф. Насколько глубоко – трудно загадывать, но однозначно пора и нужно. Стали по-другому работать на рынке, я немного поменял представление о построении команды, работе тренерского штаба. Потому что идет анализ. Все ведь постоянно меняется, соперники меняются, и ты должен подстраивать под них свою селекцию.

САЛМИНЕН И ИММОНЕН ПРОСТО УСТАЛИ

– Вы известны как сильный мотиватор, а тренерам подобного склада, как правило, проще работать, постоянно вливая свежую кровь, которая будет послушнее старой. Не стало ли это фактором перестройки?

(Смеется.) Предпочитаю думать, что я и тактик неплохой. Потому что я многое анализирую в хоккее, ищу для себя что-то новое именно в плане тактики. А то, что я эмоционален в работе, необязательно значит, что я хороший мотиватор. Но я всегда работаю эмоционально, потому что для меня профессиональный спорт – это в первую очередь хорошие эмоции. Такая у нас работа, где можно и нужно выплеснуться. Это азарт, это адреналин, это постоянная борьба кто кого. Хоккей я вижу именно так. Может, где-то я даже слишком эмоционален, но я учусь и стараюсь немножко перестраиваться, становиться лучше. А что касается свежей крови, то если бы имеющийся материал приносил плоды, я бы не стал ничего менять. По крайней мере менять сильно. Но если что-то перестает работать, то без ремонта не обойтись. Главное – понять, работает и будет ли. А смена ради смены – в это я не верю. Мы же сделали стратегический ход, поскольку прекрасно понимали потенциал каждого имеющегося игрока. Не только то, на что они способны сегодня, но и то, на что они будут способны завтра и послезавтра. Такую же работу провели и по новичкам. Они и сейчас способны на многое, но, пройдя с нами через запланированную работу, смогут сделать еще чуть-чуть больше.

– Вы проводили параллель с чемпионским "Чикаго"-2010, из которого ушло 9 человек, что не помешало остаться на вершине. Но "Блэкхокс" сохранили Джонатана Тэйвза и Патрика Кейна, а вы своих Тэйвза с Кейном – Яркко Иммонена с Сакари Салминеном – нет.

– Они могли бы дать нам многое, но Салминен хотел сменить чемпионат, хотел более спокойной жизни. У нас остались на него права, мы вели с ним переговоры, сделали предложение, но ему было тяжеловато в КХЛ в плане переездов, в плане агрессивного ритма жизни, к которому он не привык, играя в Финляндии, где все ездят на автобусах, все спокойно. У него появилась возможность попробовать себя в Швейцарии, где ритм примерно такой же, как у него на родине, и мы договорились, что если там ему не понравится, то он вернется в "Торпедо". В принципе любой игрок должен понимать, чего он хочет для своей семьи, какой вести образ жизни. Потому что КХЛ – это очень бурная лига с бурной жизнью, приближенная к НХЛ. Тоже много игр, много перелетов и хоккей другой. А Швейцария и Финляндия – там ты каждый вечер дома. 4 часа на автобусе – едва ли не самый дальний выезд. А у нас – вылеты за день, и дома ты практически не бываешь.

Что касается Иммонена, то он уже очень давно в России, очень опытный хоккеист, и он немного подустал от этого всего. Плюс еще курс валюты обрушился, что тоже повлияло. Яркко принял решение перебраться, как и Салминен, в Швейцарию, и мы общались на тему продления отношений, но решили, что нам стоит немного омолодиться на этой позиции. Пожелали ему удачи, он отлично отыграл у нас два сезона, но мы пришли к такому вот тяжелому решению.

РАБОТАЕМ ПО СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИМ МЕТОДИКАМ

– Планируете ли вы менять что-то в своей системе игры? Ваше "Торпедо" – это акцент на разрушение, больше вбросов, чем индивидуальных входов в зону или входов через пас.

– Не считаю, что это правильная оценка нашей игры. Мы играем в агрессивный хоккей.

– Но ведь агрессивно можно играть по-разному.

– Да, мы стараемся разрушить атаку соперника, но разрушить ее в самом начале. А когда мы получаем шайбу, то стараемся играть с ней и выжимать из этого максимум. Не вбрасывать ее бесцельно в зону. Ребята должны принимать правильные решения на поле. Они же там находятся, а не мы, тренеры. Игроки должны предвидеть все свои варианты и из них выбрать правильный. Конечно, если ситуация требует вброса, то это должен быть вброс. Но если есть возможность зайти индивидуально, то вбрасывать нельзя ни в коем случае. Поэтому скажу так: мы учим ребят принимать правильные решения, отрабатывать большинство из них на тренировках, чтобы в игре могли делать это на автомате. Но это отнюдь не значит, что надо все упрощать и вбрасывать, наоборот, мы даже запрещаем делать это, показываем видео. Говорим: вот здесь есть пространство, затаскивайте индивидуально или через пас. Очень много над этим работаем. Хотим сохранять контроль, а не отбрасываться. И в прошлом сезоне мы определенно продвинулись в этом аспекте вперед, у нас многое получалось. Создавали очень много моментов, но хромала реализация, что упиралось в уровень мастерства. Почему мы и поменяли немножко направление, постаравшись добавить немножко больше мастерства. Нам не нужно создавать больше моментов, их количество нас полностью устраивало. Нам нужно лучше их реализовывать.

– Но вы же понимаете, что с возрастанием креатива, может снизиться объем движения?

– Вы намекаете на Костицыных? Вы видели, как они играют?

– Видел, но они не всегда играют так, как действительно могут.

– А это уже задача нашего штаба, который должен выжать из них все. Для этого есть я, который должен наладить ту игру, что принесет нам результат. И на данном этапе мне достаточно того, что у этих ребят есть агрессия, есть движение, плюс ко всему у них есть мастерство. И при совместной работе мы должны достичь максимума. Только так.

– Новый помощник Гиртс Анкипанс, которого вы пригласили из рижского "Динамо", вам в этом поможет?

– У него есть новые идеи, новый взгляд. Мы хотим работать по современным североамериканским методикам. Я много общаюсь, мы меняемся опытом с тренерами из различных клубов НХЛ. Стараемся отовсюду высосать все полезное, чтобы внедрить в работу. По подготовке, по подаче материала, как этот материал качественно разжевать, чтобы процесс обкатки шел быстрее. Поэтому нам был необходим еще один специалист. Работы очень много, она очень детальная и требует большого внимания. Мы очень много смотрим видео, и со всей командой, и индивидуально с игроками, и нам нужен был человек, понимающий хоккей на высоком уровне.

– А как вы перенимаете методики из Северной Америки? У вас есть какие-то договоренности с клубами НХЛ?

– У меня очень много знакомых тренеров там. Ребята, с которыми я играл вместе, которые сейчас работают на хороших местах в различных клубах. Мы общаемся, они часто звонят мне, у нас тесный контакт. Там передовой хоккей, там всегда много новинок в области подготовки команды, и если где и перенимать все эти нюансы, то в Северной Америке. Тренер должен идти в ногу со временем, а хоккей меняется постоянно. Глобально – нет, но ведь полно всяких мелких деталей, которые, наверное, незаметны болельщикам, но из них складываются большие вещи. Мы внедряем, пробуем, узнаем, что работает, а что нет, и мне очень нравится этот процесс.

– Сейчас в Северной Америке большое внимание уделяет статистическому анализу. Продвинутая статистика, основанная на бросковых системах, на голевых моментах, на корреляции различных видов данных, подсчитываемых индивидуально и никуда, кроме штабов команд, не попадающих. Вы используете что-то подобное в работе?

– Да, безусловно. Мы работаем со статистикой, но немножко по-другому. В первую очередь мы просматриваем различные моменты на видео, я люблю видеть все своими глазами, а потом уже сопоставлять с данными, которые мы собираем. Изучаем каждую попытку броска, смотрим, как это получилось, какие были варианты, из чего это развилось, какие шаги привели к броску. Для нас это важно – видеть весь процесс, а не только завершающую стадию.

– Уже изучили календарь?

– Изучил. Не могу сказать, что он идеален, но он очень хорош. Особенно по сравнению с прошлым годом. Единственное – не нравится такое раннее завершение регулярного чемпионата, хоть и понятно, что мы готовимся к домашнему чемпионату мира. Не знаю, насколько это реально, но хотелось бы закончить регулярку попозже, сыграть чуть больше матчей, не 60, а 66, сдвинув концовку дней на десять. Было бы идеально. А так мне очень нравится система, нравится, что каждый играет с каждым, и дополнительные игры в дивизионе – это то, что надо.

– Кто может попасть в состав из "Чайки", ставшей чемпионом МХЛ?

– Есть пара неплохих ребят, есть хорошая группа перспективных игроков, но опять же – сейчас уже идет тренировочный процесс, и такой легкий двусторонний матч показал, что парни достаточно далеки от уровня КХЛ. Они очень хороши в молодежном хоккее, но, поработав с ними две недельки, я вижу, что им пока рано. Впрочем, есть и те, которым по силам серьезно о себе заявить, и может быть – уже в этом году.

Петерис Скудра: «В плей-офф попадем. Но хочется гораздо большего»

все новости