• eng
  • Войти
    • Профиль
    • Выход

Новости

все новостиИнтервью

Петр Хохряков: «В Ледовом болеют еще лучше, чем в Канаде»

СМИПетр Хохряков
«Невское время»

– Я не из тех, кто долго вспоминает неудачные матчи, снова и снова прокручивая их в голове. Стараюсь быстрее забыть поражение, извлечь из него опыт и двигаться дальше. В последних играх мы маловато забиваем, может быть, больше концентрируемся на обороне, но это то, что надо исправлять. До старта плей-офф осталось совсем немного, надо подойти к нему в хорошей форме.

– Вы недавно в СКА, болельщикам не так много про вас известно. Как вы пришли в хоккей?

– Родители привели, когда мне было лет пять. Они сами со спортом не связаны, но Нижнекамск – маленький город, в котором особо нечем заняться, а в те годы было много криминала, поэтому они отдали нас с братом в хоккей, чтобы мы меньше болтались на улице без дела, не попали в плохую компанию. У брата карьера не сложилась, а у меня вроде что-то получается.

– Свой первый матч в КХЛ помните?

– Конечно! Мне было 17 лет, принимали дома минское «Динамо», я даже голевую передачу отдал. Владимир Крикунов поверил в меня, и когда мне было 20, в шутку называл ветераном команды.

– С самым известным сейчас воспитанником нижнекамского хоккея Наилем Якуповым вы ведь пересеклись задолго до того, как в 2012 году его выбрали первым номером драфта НХЛ?

Петр Хохряков: «В Ледовом болеют еще лучше, чем в Канаде»

– В конце 2009 года играли вместе за «Реактор», фарм-клуб «Нефтехимика». Ему было всего 16 лет, тренеры его не очень-то жаловали, потому что Наиль слишком тянул игру на себя, увлекался индивидуальными действиями в ущерб командным. Через три года Якупов приехал в «Нефтехимик» во время локаута в НХЛ – и это был уже совсем другой хоккеист, серьёзно прибавивший буквально во всём. Говорят, сейчас у него в НХЛ не очень складывается, но я, если честно, вообще не слежу за происходящим там, не читаю никаких новостей.

– В 2010 году вы участвовали в молодёжном чемпионате мира. Что запомнилось?

– Воспоминания не из приятных: мы выступили неудачно и заняли лишь шестое место. В группе вроде играли неплохо, но как потом умудрились проиграть в четвертьфинале Швейцарии, до сих пор не понимаю. Им ведь в полуфинале и матче за 3-е место 17 шайб накидали. Наверное, мы не настроились должным образом. Чемпионат проходил в Канаде, и атмосфера на трибунах тогда впечатлила, но теперь понял, что на домашних матчах в Ледовом за СКА болеют ещё лучше, поддержка потрясающая.

– В «Дизеле» из Пензы вы играли вместе с экс-нападающим СКА Андреем Сигарёвым.

– После матчей он с братьями Альшевскими развлекал публику, устраивал красочные шоу для болельщиков – вы, наверное, в курсе, в интернете эти ролики в своё время были очень популярными. Я в этом не участвовал, но смотреть со стороны было весело. В Пензе вообще любят хоккей, хоть это и не КХЛ, а Высшая лига, но стадион всегда битком.

– Станислав и Ярослав Альшевские, с которыми вы долго играли в одной тройке, братья-близнецы, проблем с этим не было?

– Первое время вообще путал их, но довольно быстро стал разбираться. Даже по голосу: звонишь Стасу, трубку берёт Ярослав, и я сразу понимаю, что это он. Они частенько любили пошутить и вы дать себя за другого. В «Дизеле» Ярославу присудили приз лучшему нападающему чемпионата ВХЛ, и надо было ехать в Сочи на вручение. Он почему-то не захотел или не смог туда отправиться, и в итоге по его паспорту полетел Стас. Всё нормально прошло, получил приз, никто не заметил подмены. Они с детства вместе играют, поэтому взаимопонимание у них на высоком уровне. При этом часто ругаются между собой, хотя ребята хорошие.

– Два года назад вы провели впечатляющую драку с финном Ансси Салмела из «Авангарда». Как это было?

– Я сыграл против него жёстко, но в рамках правил, он отмахнулся. Меня это почему-то зацепило – и понеслось. Даже не смотрел, кто против меня: драка, значит, драка. КХЛ потом включила этот бой в пятёрку лучших в сезоне, друзья присылали мне видео, я пересматривал. Явного победителя не было, упали оба – наверно, ничья. Пока это моя единственная драка во взрослой карьере.

– В Нижнекамске долгое время вашим тренером был Владимир Крикунов, известный огромными нагрузками на сборах.

– Наверное, все, кто интересуется хоккеем, наслышаны про его баллоны: несколько человек садятся на камеру от грузовика, и ты таскаешь их за собой по льду. На самом деле нормальное упражнение, просто к нему надо быть подготовленным. И главное правило – не завтракать перед этим, иначе всё выйдет наружу. При подготовке к сезону у Крикунова можно за две недели на лёд ни разу не выйти – только физические упражнения на земле. Иностранцам это очень непривычно.

– Когда собирались в СКА, интересовались информацией о клубе и городе у бывших армейцев, выступающих сейчас в «Нефтехимике»?

– Максим Рыбин мне сразу сказал, что без машины в Питере невозможно. Ценный совет, ведь в Нижнекамске я привык, что всё близко и рядом. Быстро перегнал сюда автомобиль и очень доволен.

– Два года назад вы играли вместе с вратарём Максимом Соколовым, а теперь он один из ваших тренеров в СКА.

– После завершения карьеры Максим совсем не изменился, он и раньше был такой серьёзный. В Нижнекамске мы поражались: Соколову уже 40 лет, а он больше всех работает на тренировках, хотя мог бы лишний раз не усердствовать. Максим и сейчас в хорошей форме, в тренажёрном зале занимается наравне с хоккеистами.

– В СКА вас определили в тройку с легионерами – Романом Червенкой и Джимми Эрикссоном. Хорошо знаете английский?

– К сожалению, нет. То, что они мне говорят, понимаю, а вот ответить могу редко. Стараемся налаживать взаимопонимание на льду, перед играми собираемся пятёркой, центральный нападающий рисует комбинации – кто и куда в каком случае едет. Получается ли потом это в игре? Забиваем мало, поэтому скорее нет.

– Недавно у вас был день рождения, и он пришёлся на выездную серию.

– В Риге его встретил. Вернее, даже в самолёте из Риги. Отмечать сейчас некогда – сезон в разгаре, главное, что с победой оттуда возвращались. В «Нефтехимике», помню, как у кого-то день рождения – так мы обязательно проигрывали.

все новости