• eng
  • Войти
    • Профиль
    • Выход

Новости

все новостиИнтервью

Роман Ротенберг: «Болею только за СКА. Это мой родной клуб»

СМИИнтервью
Fontanka.ru

- До начала нового сезона в КХЛ остаются считанные дни. У вас особенные ожидания?

– Каждый год приносит новый опыт. В СКА я работаю четвертый год, и каждый раз мы стараемся привносить что-то новое. Ожидания всегда разные. Когда я только пришел в СКА, постарался внести новую стратегию, новую историю с точки зрения маркетинга, коммерции. Все это делалось непросто, потому что не все относятся однозначно к новым идеям. Многие не понимают, когда меняется антураж вокруг клуба, потому что привыкли к одному и тому же. У многих людей, которые приходили на матчи, были какие-то свои ожидания. Сейчас мы все поменяли и постарались сделать из хоккейного матча праздник, в том числе, для девушек и детей, чтобы в «Ледовый» ходили не только одни и те же люди, мы их уважаем и ценим, но и приходили новые, потому что мы хотим максимально расширить нашу аудиторию. Конечно, были ожидания, что сразу все получится. В первом сезоне мы запустили не все, что хотели, но затем система заработала, нам удалось создать вокруг клуба ажиотаж, который дал результат: СКА – самый посещаемый клуб КХЛ, мы – лидеры по коммерческой выручке, и доходы продолжают расти. Мы открываем магазины атрибутики, скоро появится новые точки в торговом центре «Галерея» и аэропорту Пулково. Результаты с коммерческой точки зрения превосходит наши ожидания. Конечно, мы хотим совершенствоваться в этом направлении. Но у нас сейчас и высокие ожидания, связанные со спортивным результатом.

Роман Ротенберг: «Болею только за СКА. Это мой родной клуб»

- Вот этот статус фаворита, когда вокруг все говорят о том, что СКА должен выиграть Кубок Гагарина, давит, или наоборот мотивирует?

– Статус фаворита не то, чтобы давит – это естественная вещь. Другое дело, что не всегда удается выдерживать давление, которое исходит от общественности. Плюс у нас были некоторые моменты внутри клуба, которые требовали совершенствования. Есть ощущение, что в СКА сейчас идеальная структура. Например, в селекции мы все работаем совместно, в переговорах по игрокам отчасти участвует Вячеслав Быков. Но этот процесс трудоемкий, долгий, и главного тренера всеми нюансами загружать нельзя. Например, когда мы подписывали Антона Белова, решение принималось в четыре часа утра, так как он был на тот момент в Америке, а мне нужно было утвердить с президентом «Эдмонтона» финансовые условия трансфера. Приглашение игроков– командная работа, в ней лично принимает участие президент клуба Геннадий Тимченко, и его слово всегда окончательное. Я считаю, что такой комплексный подход правильный, так как он позволяет избежать селекционных ошибок. Со всеми игроками, которых мы подписали в это межсезонье, шли продолжительные переговоры, они заняли не день-два, а недели. Мы работали в условиях огромной конкуренции – Антон Белов, Джимми Эрикссон, Евгений Дадонов – все они игроки сборных, поэтому на них высокий спрос на рынке. Когда обращаешь внимание на игроков такого уровня, важно быстро реагировать, нам их удалось заполучить, потому что мы вовремя успели, смогли сориентироваться и обратиться раньше, чем это могли бы сделать другие клубы. И, конечно, помогает президент клуба, мы прислушиваемся к его советам, чувствуем поддержку, у нас есть шанс успевать работать на трансферном рынке с опережением.

- Должность генерального менеджера в СКА была упразднена, потому что в клубе были недовольны работой Алексея Касатонова?

– Сейчас в СКА действует принцип командой работы, как я уже говорил, мы все объединили. Для меня участие в селекционной работе не дополнительная нагрузка, а работа, которой в принципе я занимался и раньше, так как я сам играл в хоккей, знаю многих игроков, участвовал в переговорах, к примеру, активно участвовал в переговорах по переходу Ильи Ковальчука. В ситуации, когда было принято решение Совета директоров по некоторым кадровым вопросам, мы должны были работать как клуб, другого выхода просто не было. Если бы мы ждали каких-то назначений или сидели на месте, сложа руки, то просто упустили бы время. Когда Геннадий Тимченко провел переговоры с Вячеславом Быковым, он усадил нас за один стол, и мы сразу же приступили к работе, медлить было нельзя, потому что мы бы упустили важных для нашей команды игроков. У нас были определенные пробелы в составе, которые мы понимали, на некоторые позиции нам надо было найти качественных хоккеистов. И мы рады, что смогли это сделать, пригласили в команду игроков, которые подходят клубу и по профессиональным, и по человеческим качествам. Когда у нас стало все получаться, президент клуба увидел результат и решил оставить все так, как, есть , ничего не менять. Мы подписали всех игроков, которые нам требовались и тем самым решили поставленные задачи. В этом плане мы довольны своей работой. Конечно, пока все это, скажем так, выглядит в теории, посмотрим, как все это будет выглядеть на практике, для нас важен каждый матч, мы хотим выиграть каждую игру. Сейчас у нас выстроилась комфортная структура клуба, и благодаря появившейся системе, фактически родилась новая команда.

- Несомненно, главный трансфер этого межсезонья – приход Вячеслава Быкова и Игоря Захаркина. Как удалось вернуть мэтров в российский хоккей?

– С Вячеславом Аркадьевичем я познакомился в 2008 году на чемпионате мира и сразу же он к себе расположил. С тех пор мы были с ним на связи, периодически пересекались на каких-то мероприятиях. Всегда тепло к нему относился, очень уважаю Вячеслава Аркадьевича как игрока, следил за его карьерой, успехами и наслаждался его игрой. Президент клуба тоже был на связи с Быковым, они общались на каких-то мероприятиях, на первом этапе у них, скорее всего, сложились дружеские отношения. Скорее всего, когда в прошлом сезоне мы вылетели из плей-офф, эти отношения переросли в профессиональные. Замечу, что не все зависело только от нашего желания, переговоры с Быковым были не такие простые, так как это было связано с семейной ситуацией. Но Геннадий Николаевич сумел уговорить его возглавить клуб. В течение межсезонья мы с Вячеславом Аркадьевичем были в постоянном контакте по поводу селекционных и прочих вопросов, продолжаем плотно взаимодействовать и сейчас, по ходу сезона.

- Сейчас, по прошествии времени, у вас есть понимание, почему СКА не завоевал Кубок Гагарина, и в чем был просчет Юкки Ялонена?

– Я бы не хотел комментировать прошлое, уходить туда, потому что это вызывает не очень приятные эмоции. Начинается новый сезон. Нельзя говорить, что мы больше не будем ошибаться. Но те ошибки, которые у нас были, в том числе какие-то внутренние моменты, мы смогли преодолеть. Сейчас структура клуба, команда находится совершенно в другом качестве. И я думаю, что болельщики это увидят. Лично мне изменения уже заметны даже по тренировкам.

- Весной у СКА были приобретения, но в то же время клуб подписал новые контракты с несколькими игроками. В том числе, с вратарем Ильей Ежовым, который не так часто попадал в основной состав. Вы считаете, что он еще будет прогрессировать и сможет навязать конкуренцию Александру Салаку?

– Во всех игроков, с которыми мы подписали новые контракты, мы верим и на них рассчитываем, от каждого ждем прогресса. Это касается и Ильи Ежова, и других игроков, особенно молодых. Разумеется, если бы на Илью не рассчитывали, не верили в его прогресс, мы бы не подписывали с ним новый контракт. Верим, что он станет первым голкипером нашей команды в будущем. Все в его руках. Все это касается и наших других ребят, мы даем все возможности, чтобы они чувствовали в нашем клубе себя комфортно. Но и требования у нас соответствующие, в том числе, по дисциплине. Я думаю, что та система, что мы выстроили, правильная. Это заметно даже по тому, как игроки выглядят внешне, физически. Ребята приехали из отпуска в хорошей форме, у них не было ни грамма лишнего веса. Это говорит о том, как они ответственно следят за собой, как переосмыслили отношение к хоккею. Бывают проблемные ситуации, но нельзя людей выкидывать на улицу, поэтому мы переподписали игроков, может быть, несмотря на ошибки в прошлом, и верим в них. Могу сказать, что произошла перезагрузка СКА.

- Говоря об «ошибках», вы имеете в виду в том числе и Евгения Рясенского? Что все-таки с ним произошло? Сначала СКА объявил о прекращении сотрудничества с игроком, потом вернул в команду. За него поручился Вячеслав Быков?

– Оставить Рясенского в команде было коллективным решением. Я несколько раз встречался с Женей и его агентом, провел с ним несколько отдельных бесед. Общались с ним, принимая его ситуацию. Женя семейный человек, у него трое детей. Да, он совершил несколько серьезных ошибок, на которые мы не могли закрыть глаза. Если говорить о возникшей ситуации, наверное, ему был нужен такой урок, чтобы он мог что-то переосмыслить. Мне сложно сказать, что повлияло на его поведение, может быть, были личные проблемы, не хочу вмешиваться в эти детали, так как это его личная жизнь. Я могу сказать, что сейчас это не тот Женя, что был раньше. Это совершенно другой человек. Он ответственно относится к своей работе, своим товарищам по команде, корпоративным правилам, что для нас немаловажно. Сейчас он начинает с чистого листа, а мы в него верим.

- Весной ходили слухи, что в СКА может перейти Александр Радулов. В клубе когда-нибудь эта идея возникала?

– В это межсезонье мы подписали всех игроков, которых планировали. Все что касается усиления состава, надо обсуждать дополнительно. На данном этапе мы довольным теми игроками, которые у нас есть. У нас много молодых, хорошо себя показывают ребята из «Спартака» – Шестеркин, Хацей, Ермаков. Есть наши молодые игроки – Юдин, Барабанов, которые хорошо себя проявляют и рвутся в основной состав. Конечно, нам нужно думать не только о сегодняшнем, но и завтрашнем дне, о резерве. Сейчас мы выстраиваем систему молодежного хоккея. У нас появилась академия СКА, есть команда «СКА-Карелия». Другие команды в Петербурге будут выступать под брендом СКА, например, «СКА-Варяги», «СКА-Колпино», ведем переговоры с другими командами. Мы хотим, чтобы они были в нашей системе, таким образом мы сможем продвигать традиции нашего клуба и создавать возможности для наших юных ребят. Если говорить глобально, то в наших планах создать систему, когда петербургские команды, может быть, и какие-то команды Ленинградской области, входили бы в структуру академии СКА, как это есть, к примеру, у футбольной «Барселоны». Чтобы в будущем мы делали акцент, опирались на тех игроков, которых ведем с самого раннего возраста. Поэтому в межсезонье у нас произошли концептуальные изменения. Мы не только делали трансферные покупки, но и работали над созданием резерва. И академия СКА – проект, рассчитанный на долгие годы. Мы строим базу под академию прямо рядом с «Ледовым», это вписывается в нашу концепцию, планируем, что стройка закончится уже в декабре 2015-го года. Но академия СКА работает уже сейчас.

- Еще вопрос по персоналиям. Ходили разговоры, что в НХЛ может вернуться Виктор Тихонов. Как вам удалось его удержать?

– Давайте помнить, что у Тихонова был действующий контракт со СКА. Он порядочный человек, который хорошо относится к клубу и болельщикам. Сейчас он в Петербурге, и мы с Виктором надеемся на продолжение сотрудничества в будущем. Посмотрим, как он будет себя ощущать в команде в этом сезоне, как он будет играть. Мы на него рассчитываем, так как у него есть все качества, которые позволяют быть важной частью нашей команды.

- Слышали мнение теперь уже бывшего генменеджера СКА Алексея Касатонова, что если клуб в этом сезоне возьмет Кубок Гагарина, то в этом успехе будет и часть его труда?

– Не читал об этом. Но, если честно, я не считаю, что вправе как-то комментировать его слова. Он легенда советского хоккея, мы относимся к Алексею Викторовичу с уважением. У него есть свое мнение, на которое он имеет полное право. А там уже посмотрим на результат. Думаю, в Петербурге можно найти много людей, причастных, дай бог, к серьезному результату, победе в Кубке Гагарина.

- Сменим тему. В КХЛ появился новый проект – «Йокерит», к которому вы тоже причастны. Какие у вас ожидания в связи с этим?

– Я бы хотел снова пояснить, что всеми селекционными вопросами в «Йокерите» занимается генеральный менеджер Ярри Курри. Мы отвечали за модернизацию «Хартвалл Арены», теперь это одна из лучших арен КХЛ, по техническим параметрам на данный момент она даже лучше, чем «Ледовый». Надеемся, что «Ледовый» догонит «Хартвалл Арену», для этого много не надо, можно ее модернизировать буквально за три месяца. С помощью нового проекта мы ожидаем возможности повысить интерес к хоккею в Финляндии и сами хотим изучить все нюансы по управлению «Хартвалл Ареной». В будущем мы хотим управлять объектами в России, у нас есть заинтересованность управлять «Ледовым», мы ведем переговоры.

- Как далеко они продвинулись?

– Мы общаемся с руководством «Ледового», изучаем вопрос. Все не так просто, ведь нужно провести анализ, аудит, это серьезные финансовые вложения. Все нужно взвесить, но мы работаем, заметны улучшения – на арене появилась бегущая строка, мы поменяли борта, появился новый свет. Периодически мы отправляем руководству «Ледового» рекомендации, мы хотим играть в современном дворце, для нас важно, чтобы он соответствовал всем мировым стандартам. Но мы надеемся добиться, чтобы в «Ледовом» была та же техническая начинка, как и во дворце в Хельсинки.

Когда вы пришли в «Хартвалл Арену», что вы увидели, с чего начали изменения?

– Мы поменяли техническую начинку – сделали свет, звук, добавили бегущую строку, на арене висит современный видеокуб. На «Хартвалл Арене» будет техническое ноу-хау, такого в Европе нет нигде, есть только в нескольких дворцах клубов НХЛ. Это освещение бортов, мы установили неоновые лампы. Борты будут освещаться во время предматчевого шоу, и сам дворец в это время будет смотреться совершенно по-другому.

- В «Ледовом» почти каждый матч – аншлаг. «Хартвалл Арена» будет заполняться так же?

– Здесь есть важный нюанс. В Петербурге СКА сам является организатором матчей. Мы сами продаем билеты, у нас нет никаких контрактов с операторами, мы не завязаны с контрагентами. Мы все делаем сами, и эта система хорошо выстроена, отлажена. В Хельсинки нам принадлежит арена, а game event принадлежит «Йокериту», так как контрольный пакет акций, 51% у господина Харри Харкимо (президент клуба — Прим.Ред). Они сами занимаются организацией матчей, маркетингом, развитием своего бизнеса. Мы им помогаем, где возможно, создаем максимальные условия и рассчитываем, что посещаемость хоккейных матчей на «Хартвалл Арене» будет выше, чем в «Ледовом», потому что в Хельсинки вместимость стадиона больше. На хоккейных матчах – 13665 человек, на концертах – 14 с половиной тысяч. «Хартвалл Арена» – прибыльное спортивное сооружение, но мы рассчитываем увеличить выручку.

- Как вы считает, сколько «Йокерит» может зарабатывать с одного матча КХЛ?

– Я думаю, что мы говорим примерно о тех же цифрах, так как цена билета на матчи в Петербурге и Хельсинки примерно одинаковая. Здесь СКА вкладывается в организацию матча, тратит около миллиона рублей на аренду дворца, группу поддержки, современное звуковое оборудование. На топовых матчах выручка составляет 13-15 миллионов рублей. Самая высокая была на матче Евротура Россия – Финляндия, мы заработали порядка 14 миллионов рублей. В среднем выручка СКА, учитывая, что мы вкладываем в продукт, 6 миллионов рублей, если говорить о матчах с соперниками уровня, скажем, «Автомобилиста». У «Йокерита» доходы от проведения матчей должны быть выше, так как клубу не нужно вкладываться в техническое оснащение арены. Но при этом, конечно, им нужно собирать на своих матчах те же 12 тысяч зрителей, что есть у нас. Выручка может быть еще выше, если дворец будет заполняться полностью. Но это непростой момент, так как команда только первый год будет участвовать в КХЛ. Однако при правильном маркетинге все возможно. Мы, например, в Петербурге выдерживаем конкуренцию с «Зенитом», спорт находится в сегменте развлечений, и здесь мы можем конкурировать с концертами, какими-то культурными событиями. В «Ледовый» приезжают туристы, на матчи ходят девушки, дети (у нас есть детская коллекция одежды, есть детский сайт СКА). Словом, если в «Йокерите» будет правильно поставлен маркетинг, то можно ожидать хорошие результаты.

- В СКА с точки зрения маркетинга вы добились впечатляющего результата. Будете ли вы участвовать в развитии маркетинга «Йокерита»?

– С самого начала мы открыли все карты, показали все, что у нас создано, все, что мы сделали. Но знаете, вся суть в деталях. Вот, к примеру, идет матч, а народ скучает, ему что-то не нравится, и в этот момент нужно дергать за различные ниточки, чтобы создать нужную атмосферу. Можно дернуть не ту ниточку, и тогда эффект будет обратным, после провального матча интерес к хоккею будет снижаться, потом сработает эффект сарафанного радио, посещаемость упадет, и это скажется на уровне продаж. Поэтому все это требует ручного управления, по-другому никак, особенно на первом этапе. У нас так было, сначала приходилось постоянно что-то менять, то музыка была слишком громкая, то тихая, то вообще не такая, то девушки из группы поддержки стояли не там. Постоянно нужно подстраиваться, и когда в конце концов ты эти механизмы отладил, тогда продукт готов, и за ним нужно только следить. Скопировать, что есть у нас, перенести в Хельсинки, можно, но сложно отладить антураж, не имея людей, которые бы умели им управлять. Мы договаривались, что не занимаемся маркетингом «Йокерита», они сами им занимаются. Если хотят попробовать, пусть попробуют, посмотрим, как у них получится.

- Ну, их проморолик к сезону вызвал одобрение у публики.

– Они видят этот уровень, что есть здесь. Знаете, мы заставили подняться их с того уровня, что есть в финской лиге, до уровня КХЛ. Ролик получился – здорово, пусть стремятся дальше развиваться.

- Учитывая ваше определенное отношение к «Йокериту», за кого вы будете болеть, когда СКА будет играть с «джокерами»?

– Я долгое время жил в Финляндии, играл там в хоккей, приезжал на сборы в СКА. И у меня нет такого ощущения, что отношусь к «Йокериту». Мы делаем продукт, все это делаем для популяризации хоккея, это сильный бренд в Финляндии и Европе. Здорово, что «Йокерит» будет играть в КХЛ. Но у меня не будет дилеммы, за кого болеть, я работаю в СКА, СКА – это мой родной клуб. Я болею только за СКА, и других каких-то дум тут быть не может. Для нас это серьезный бизнес-проект, мы гордимся, что у нас есть ледовый дворец, самая большая арена в Финляндии. Это исторический объект, который построен в скале, и там все сделано по уму – есть два льда, огромный паркинг. К слову, в «Ледовом», как вы наверняка могли видеть, есть проблемы с паркингом, когда строили объект, видимо, не учли эти моменты. Но мы хотим брать все лучшее, что есть в «Хартвалл Арене», и развивать «Ледовый», создавать неповторимую атмосферу, не говоря уж о размещении фан-зон, шатров. В «Ледовом» можно сделать медиафасад, как у олимпийского дворца спорта «Большой», так что идеи есть, и мы не собираемся останавливать на достигнутом. Работы еще много, есть, к чему стремиться. Мы много ездили, изучали опыт, к примеру, смотрели, как работает О2 Арена в Лондоне. Могу сказать, что в этом сезоне мы совершили некий прорыв, теперь нам будет поступать часть выручки со всех точек питания в «Ледовом». Это очень важно для нас. Три года назад во дворце собиралось на матчи 6 тысяч человек, сейчас приходят по 12 500 и, конечно, мы хотим зарабатывать, так как клуб проделал огромную работу, инвестировал деньги для привлечения аудитории, популяризовал хоккей. Так что те договоренности, которые мы достигли с «Ледовым», сильно повысят коммерческие доходы.

- О каких цифрах идет речь?

– Есть рыночная международная практика, клуб может получать 8% от заработка арены, на которой проходят матчи, от продажи питания. Ту же долю получает «Йокерит» от «Хартвалл Арены». Надеемся, что договоренность о получении части доходов с точек питания позволит повысить нашу выручку с каждого матча как минимум на 50%. Конкретных цифр я назвать не могу, так как мы не знаем доходов «Ледового», никто нам эти цифры не показывал. Я могу лишь предполагать, что наши доходы повысятся на 50%.

- Значит, вы планируете побить установленный в прошлом сезоне рекорд по коммерческой выручке 500 миллионов рублей?

– Я думаю, что по тем продажам, которые у нас есть, даже если взять продажи атрибутики магазина на Невском, это можно спрогнозировать. Кстати, любопытно, что наша атрибутика очень хорошо раскупается летом. Скорее всего, это еще связано и с началом туристического сезона, выручка растет большими темпами. Мы видим, что побьем рекорд, но насколько, пока вопрос. У нас есть рекордные продажи лож, спрос большой, поэтому и доходы растут. Мы работаем в довольно жестких условиях, одна из лож отдана под кухню, так же мы работаем с ресторанами-партнерами и таким образом обслуживаем вип-клиентов. Мы создаем продукт другого уровня, хотим, чтобы к нам приходили серьезные компании, которые хотят, чтобы все было на высоком уровне, в том числе, и питание. В этом плане, так как хоккейный матч – наше мероприятие, мы не можем опираться на «Ледовый» и сами организовываем кейтеринг. Если наши клиенты готовы за это платить, то почему нет?

- В прошлом году вы говорили, что «Ледовый» для продажи отдает вам всего 15 вип-лож. Каких договоренностей вы достигли на этот сезон?

– Всего лишь несколько дней назад мы договорились об увеличении продаж лож чуть ли не до максимума. Если раньше мы продавали 10 лож, то теперь у нас будет 62. У «Ледового» остается 10 лож, включая губернаторскую ложу, ложу директора дворца, есть зарезервированная квота. Я считаю, что те договоренности, которые мы достигли – это прорыв. Вот часто можно слышать, вы самый богатый клуб КХЛ, у вас самая большая зарплатная ведомость, когда вы будете окупать клуб? Мы готовы это делать, но для этого нам нужны механизмы. В «Ледовый» на матчи приходят 12 500 человек, но, не имея ни лож, ни выручку с питания, как нам окупаться? Хорошо, у нас есть атрибутика, мы расставили точки по «Ледовому» везде, где только можно, и все это делается через большие усилия, тяжелый переговорный процесс. Четыре года назад была всего лишь одна точка продажи атрибутики, сейчас восемь. Постепенно мы собираем этот пазл, который позволит нам окупаться. И если дальше все будет идти такими же темпами, как сейчас, то достигнем показателя окупаемости меньше чем за пять лет.

- Одной из причин объемов продажи атрибутики СКА вы назвали приток туристов. Так, может быть, есть смысл открыть магазины в Европе, например, начать с Хельсинки?

– Ваши замечания верны. Атрибутика – вообще отдельная тема для разговора. Качество нашей продукции не уступает мировым брендам, скажем, таким как Zara, H&M, Gap, а ее (атрибутики) цена выгоднее. Обороты растут, потому что мы держим демократичные цены и не повышаем их. У нас есть разные линейки, специально для тех людей, кто носит Reebok и любит, чтобы этот бренд был на одежде, для девушек, для детей, отсюда и спрос. 31 августа мы проводим матч турнира Пучкова на «Хартвалл Арене» и делаем презентацию нашего продукта в Хельсинки (разговор состоялся до этого события – прим. ред.) . Мы делаем суперпромоушн, привозим весь наш продакшен, все производство, которое у нас здесь есть, группу поддержки, ди-джея и делаем показательный матч, плюс устраиваем благотворительную акцию, часть выручки от матча пойдет в фонд Теему Селянне Finnish Flash. В рамках этого события делаем презентацию «Хартвалл Арены», потому что произошла перезагрузка, и сейчас это совершенно другой дворец, нежели был раньше. СКА выступает как организатор вынесенного матча. Внешне «Хартвалл Арена» выглядит по-другому, мы делаем брендинг, сделаем фотографии игроков...

- Сколько вы вложили в «перезагрузку» «Хартвалл Арены»?

– В пределах 10 миллионов евро. Но эти вложения обоснованы. Мы хотим повысить посещаемость «Хартвалл Арены», расширить аудиторию хоккейных матчей, привнести новые технологии. Как я уже говорил, мы планируем увеличить доходы арены.

- Одним из способов привлечения болельщиков на трибуны могло стать подписание контракта «Йокерита» с легендой финского хоккея Теему Селянее. Какие шансы, что он все-таки проведет сезон в КХЛ?

– Подписание контракта с Селляне было бы грамотным маркетинговым ходом для «Йокерита». Это была бы сумасшедшая история! Селянне – воспитанник «Йокерита», который провел всю карьеру в НХЛ, добился там результата, он является одним из самых легендарных игроков в истории хоккея, победитель Кубка Стэнли, самый ценный игрок сочинской Олимпиады. И было бы красиво, если бы он вернулся в «Йокерит» в первый год выступления команды в КХЛ. Он пока не принял решение. Он думает, но он не отказался. Шансы 50 на 50. Он сейчас находится с семьей в Америке, но может вернуться. Мы с ним на связи, у нас хорошие отношения, совсем недавно мы запустили в Финляндии проект его академии на территории отеля Langvik. По поводу этого события у нас была прямая трансляция пресс-конференции на федеральном канале Финляндии. Помните, после победы в Кубке Стэнли он объявил о завершении карьеры, но вернулся в 2008 году, затем стал самым ценным игроком Олимпиады. Посмотрим, что произойдет на этот раз.

- Давайте вернемся к теме атрибутики. В августе СКА пошел на нетривиальный ход и объявил, что будет выпускать футболки с изображением Владимира Путина. Какая реакция у потребителей была на эту идею?

– Это проект «Военторга». Вы ведь помните, как летом большой резонанс в стране получил выпуск футболок с Владимиром Путиным, россияне буквально сметали их с прилавков ГУМа. Мы стали частью этого проекта, потому что можно проследить связь СКА – это армейский клуб, поэтому все получилось естественным образом. Да, мы продаем футболки с изображением Путина, слоганом «Вежливые люди» и с удовольствием сотрудничаем с «Военторгом».

- Мы говорили о возможном появлении атрибутики СКА в Хельсинки. Не планируете продавать футболки с Путиным в Финляндии?

– Нашу атрибутику можно продавать в Хельсинки. Но, наверное, неправильно было бы продвигать то, что не является частью истории Финляндии. Если кто-то специально попросит продать футболки с изображением Путина, пожалуйста. А что-то намерено политизировать мы не собираемся.

- В интервью Helsingin Sanomat вы уже эту тему затрагивали. Но тем не менее санкции, которые коснулись вашу семью, сильно влияют на ваш бизнес?

– Наш бизнес находится в Петербурге. И мы собираемся развивать наше сотрудничество, особенно с Финляндией, так как у нас очень сильная связь со страной. Мы развиваемся, даже несмотря на санкции. Конечно, есть определенные моменты, но важно, что у нас есть совместные проекты – «Хартвалл Арена», «Йокерит», отель Langvik. Мы платим Финляндии большие налоги. Это позитивно влияет на наши взаимоотношения.

- Санкции должны были сказаться на вашем бизнесе спортивного питания Vitawin. Можно ли говорить, что это так?

– Ко мне уже обращались с этим вопросом, проблемы нет, так как спортивное питание убрали из санкционного списка. 98% продукции – это импорт из разных стран, в основном, из Германии. На территории России заводов по производству спортивного питания нет, но в будущем мы рассчитываем, что оно появится. Мы развиваем сеть спортивного питания, у нас уже есть 50 магазинов, скоро появится еще 50, а всего будет 120 в течение двух лет. Бизнес развивается довольно быстрыми темпами, мы даже рекламу не делаем, настолько высокий спрос. Недавно, например, открыли две новые точки в Петербурге. То, как развивается сеть, показывает, как развивается наше общество, что люди уделяют большое внимание своему здоровью. И, наблюдая, как растет наша выручка, можно сделать выводы, люди стали гораздо внимательнее за собой следить.

- Как вы считаете, потенциал у «Хартвалл Арены» с коммерческой точки зрения выше, чем у «Ледового»?

– Вы понимаете, мы не знаем цифр «Ледового», так как мы тут на правах гостя, арендуем арену. Возможно, после наших переговоров ситуация с «Ледовым» изменится, мы будем больше знать, и я буду готов ответить на ваш вопрос. «Хартвалл Арена» – арена прибыльная, имеет прибыль около четырех миллионов евро. За год-два мы планируем увеличить наши показатели вдвое. Конечно, тяжеловато это будет сделать. Но мы максималисты, ставим перед нашими менеджерами самые высокие задачи. Мы взяли больше партнеров по проведению мероприятий, увеличим количество событий со 140 до 200 в год и таким образом увеличим выручку. Многое будет зависеть от того, как «Йокерит» будет привлекать болельщиков на трибуны. Мы им всячески помогаем, но в клубе есть свой менеджмент, на котором лежит ответственность за посещаемость, в том числе на генеральном директоре Юкке Кохонене, который занимается поиском новых спонсоров и дополнительных источников дохода. Если нам дадут возможность управлять «Ледовым», мы знаем, каким образом сделать арену прибыльной, опыт «Хартвалл Арены» нам в этом поможет. Мы можем добиться результата, пойдя на сокращение ненужных расходов, повышение спонсорских отношений. Почему, например, в «Ледовом» нет ни одной международной компании по продаже питания? Это бросается в глаза. На «Хартвалл Арене» такие компании представлены, и они платят дворцу деньги за ведение коммерческой деятельности. А почему здесь такого нет?

- «Йокерит» способен уже в этом сезоне преподнести сюрприз?

– Судя по этому матчу (интервью проходило во время матча турнира Пучкова между «Йокеритом» и «Сочи», в котором победу одержала финская команда со счетом 4:2. – Прим. ред.), команда достаточно сильная. Здесь работает тренерский штаб сборной Финляндии, команда обладает сильным составом, за который отвечает Ярри Курри, легенда финского хоккея, пятикратный победитель Кубка Стэнли. Словом, «Йокерит» – серьезная команда. Повторит ли она успех хоккейного клуба «Лев»? Посмотрим, все возможно...

все новости