• eng
  • Войти
    • Профиль
    • Выход

Новости

все новостиТренировки

Сергей Федоров: «Включение в Зал славы НХЛ – это профессиональная признательность и яркая точка в моей карьере»

«Известия»

В июне 2015 года стало известно, что самый результативный российский игрок в истории НХЛ, ныне генеральный менеджер ХК ЦСКА 45-летний Сергей Федоров 9 ноября официально будет включен в Зал славы НХЛ. Перед вылетом за океан легендарный хоккеист рассказал «Известиям» о днях, проведенных в НХЛ.

— Остаются считаные дни до часа, когда вас официально включат в Зал славы НХЛ. Как вы готовитесь к предстоящему торжеству?

— Гала-концерт состоится 9 ноября в 19.30, но этому предшествуют такие события, как вручение пиджака, вручение перстня, встреча с болельщиками и с журналистами, походы на игры НХЛ, в том числе и ветеранские, в которых, наверное, тоже поучаствую. А так, признаюсь, что специально речь не готовлю, успокаиваю себя тем, что приходилось бывать на похожих мероприятиях. Поэтому не думаю, что будет сложно.

— Что лично для вас значит включение в Зал славы НХЛ?

— Я благодарен директорату Зала хоккейной славы, людям, которые очень хорошо разбираются в хоккее, за то, что предложили мою кандидатуру на включение в Зал славы НХЛ и в конечном счете поддержали ее. Мне приятно, что оценили мой труд, мою игру, какие-то значимые моменты в карьере, такие, как, к примеру, выигрыш Кубка Стэнли. Это такая профессиональная признательность и финальная яркая точка в хоккейной карьере. Значит, это было кому-то интересно.

Существует какой-то особый ритуал празднования вхождения в Зал славы НХЛ?

— Особенностей празднования нет. Но, думаю, определенное застолье, конечно, будет, и бокал шампанского можно пропустить. Но только уже после всех официальных частей. Класс претендентов 2015 года состоит из шести человек, и все мероприятие рассчитано на 2–2,5 часа. Всю церемонию будет транслировать Центральное телевидение Канады. Думаю, все это будет очень волнительно, так как соберется очень серьезная, знаменитая хоккейная, да и не только, публика. Но рядом будут мои родные и самые близкие друзья, поэтому все будет хорошо.

— «Русская пятерка» приедет вас поддержать?

— Игорь Ларионов должен быть, Вячеслав Фетисов сказал, что попробует приехать, не знаю, будет ли Вячеслав Козлов, что касается Володи Константинова, затрудняюсь ответить из-за его состояния здоровья. Знаю, что едет большая команда из Детройта. Кен Холланд, главный менеджер клуба «Детройт Ред Уингз», его окружение, скауты и, наверное, те игроки, которые были приняты в Зал славы, как, например, Крис Челиос, с которым я играл несколько лет.

Была мысль собраться всем вместе, отметить 20-летний юбилей «русской пятерки»?

— Если бы не написали в СМИ, мы бы все, вместе взятые, наверное, даже и не вспомнили, что у нас есть какой-то юбилей. Журналисты еще любят писать, что мы что-то там изменили в хоккее (смеется).

А разве не так?

— Об этом лично никогда не задумывался. Ярко и четко помню все игры, которые мы сыграли вместе. Это единение, чисто спонтанное, которое происходило во время игры, было настолько мощным, что мы понимали друг друга с полуслова. Нас просто взяли и поставили вместе, мы особо для этого не тренировались, специально не оттачивали свои действия, мы вообще играли в разных сочетаниях до этого. Скотти Боумен, бывший главный тренер «Детройта», видно, имел на нас какой-то план. Это гениальный человек, и при этом он четко понимал, что мы прошли советскую школу хоккея, поклонником которой он являлся. Уже после завершения его карьеры я понял, что он просто балдел от наших игр. И недавно в прессе прочитал его высказывание, что если бы у него было кресло, как в кинотеатре, то он бы просто сел, взял попкорн и наслаждался шоу на льду.

Кто из наших соотечественников может стать следующим кандидатом на попадание в Зал славы НХЛ?

— Если говорить про нашу тройку, Буре—Федоров—Могильный, то Александр, конечно, давно заслужил это. Но все-таки кандидатура Тихонова Виктора Васильевича даже не должна подлежать обсуждению. Тренер, который внес свой огромнейший вклад в становление многих великих хоккеистов. Посмертно уже включали в Зал славы, например, Валерия Харламова, на церемонию ездил его сын Александр. Но это опять же будет рассматриваться на комитете Зала славы.

Есть мнение, что в 1998 году вы не приехали с Кубком Стэнли в Москву из солидарности с разбившимся в аварии Владимиром Константиновым.

— Лето в тот год выдалось очень сложным. Приехали мои родители с братом, я занимался их адаптацией и плюс принимал участие в благотворительном турнире по теннису, который проводил известный баскетболист Джо Думарс, игравший за «Детройт Пистонс». Ребята же и без меня очень достойно продемонстрировали этот трофей в столице.

Может, вопрос не совсем к вам, но вдруг вы уже проинформированы. Когда мы увидим именной стяг Федорова под сводами «Джо Луис Арены»?

— Это сложный вопрос, потому что в моей карьере были обстоятельства, из-за которых я был вынужден покинуть этот клуб, эту команду. К сожалению, хоккей — это не только спорт, это и бизнес. Тем не менее наши дружеские отношения восстановлены как с уважаемыми хозяевами клуба, супружеской парой Майком и Мариан Иличи, так и с болельщиками клуба. На следующий день после официального вхождения в Зал славы будет вечер, посвященный мне, как одному из членов зала. В этот день в НХЛ будут играть команды «Вашингтон Кэпиталз» и «Детройт Ред Уингз», думаю, будет какая-то церемония до начала игры в связи с моим вхождением. Знаю точно, что мне будет очень почетно и приятно, если такое случится, так как моя карьера началась именно там.

— В НХЛ очень развито соперничество, и многие ревностно следят за своей и чужой статистикой. Занимались подобными подсчетами?

— В сезоне-1993/94 я иногда заглядывал в список бомбардиров и ассистентов. Когда была гонка с Уэйном Грецки, мы шли очко в очко. Я в том сезоне 120 очков набрал, он — 130. А так статистикой начал интересоваться, когда уже играл и получал призы за тысячу игр, за тысячу очков, в разных клубах и дальше по карьере.

Овечкину осталось забросить всего три шайбы, чтобы побить ваш рекорд в НХЛ…

— Я давно говорил, что рекорды для того и устанавливаются, чтобы их бить, и для Александра забить даже 500 шайб — не проблема. Он это сделает в ближайшие 2–3 сезона, если не раньше. Он настоящий бомбардир, его никак не сдержать. Даже когда я с ним играл, пытался меньше отдавать ему пасов, чтобы он не побил мой рекорд, после чего меня быстро попросили в другое звено. Ну, конечно, это шутка, у нас прекрасные отношения, мы дружим, хотя он из другого поколения. Но мне посчастливилось сыграть с четырьмя поколениями хоккеистов. Для меня очень важный момент, что с такими ребятами, как Овечкин, Ковальчук, Дацюк, мне удалось выиграть чемпионат мира в Квебеке в 2008 году. Причем я тогда ничего не понимал, куда мы едем, в какую сборную, что там предстоит, как это все будет. Нашу тройку из «Вашингтона» пригласили, в этом звене мы и остались. Здорово, что у нас получилось порадовать людей. Мы слышали, конечно, что сборная 15 лет до этого не выигрывала, но мы об этом не думали, потому что выполняли поставленные задачи на текущий день. Поняли это все уже только постфактум.

— Возвращение в Россию после завершения карьеры в НХЛ не было болезненным?

— В НХЛ, конечно, было интересно играть, соревноваться, но по определенным экономическим причинам это не совсем то, чего я бы хотел. Мне не смогли предложить контракт в «Вашингтоне», но от Овечкина я не хотел уходить (улыбается). Хотел ему еще пару пасов отдать, чтобы он дошел побыстрее до рекордных цифр. А если серьезно, то не ожидал, что в России мне будет настолько комфортно. Магнитогорский «Металлург» меня очень радушно и гостеприимно принял, надеюсь, я отработал там на хорошем уровне, показал неплохой хоккей и они остались довольны теми тремя сезонами, которые я провел в «Магнитке». Если бы не спина, я бы еще поиграл год-два. То, что не получилось, ничего страшного. Сейчас у меня не менее важная миссия — возрождать великий ЦСКА.

Все-таки вы официально не объявляли о завершении карьеры…

— Не стоял такой вопрос, что надо объявить, и всё. Да я и сам не знал, завершаю я или нет. Но я никуда не уходил, по-прежнему в хоккее, только уже в другом качестве.

— Новый образ национальной команды — «красная машина», как вам эта идея?

— Ну и слава Богу. Решение принято людьми, которые очень хорошо разбираются в маркетинге, и если это даст новый толчок и наша сборная успешно пройдет под этим лозунгом, почему нет. Одно хочу сказать, это соперники нас так назвали, ту сборную Советского Союза, которая шагала победным ходом по планете.

Сергей Федоров: «Включение в Зал славы НХЛ – это профессиональная признательность и яркая точка в моей карьере»

все новости