• eng
  • Войти
    • Профиль
    • Выход

Новости

все новостиИнтервью

Вячеслав Войнов: «Невозможно описать, как я соскучился по хоккею»

Вячеслав Войнов
Пресс-служба СКА

- Мы слышали, Сергей Зубов был вашим кумиром в детстве. Это действительно так?

- Когда я начинал заниматься хоккеем, отец ставил мне видеокассеты с нарезками матчей НХЛ. Я смотрел, как Сергей Александрович начинает атаки, учился видеть площадку так же, как он.

- Получается, вы учились играть в хоккей на примере Зубова...

- Я был еще совсем маленьким. Даже не понимал, что это Сергей Зубов. Просто смотрел на хоккеиста и запоминал, как он действует.

- Когда вы впервые встретились с Зубовым лично?

- Лично? Три недели назад!

- Кумир детства оправдал ожидания?

- Да. Это очень хороший человек. Уравновешенный. Прекрасно понимает свое дело. И в жизни он тоже прекрасная личность.

Вячеслав Войнов: «Невозможно описать, как я соскучился по хоккею»

- Когда вы приехали в Петербург, главным тренером СКА был Андрей Назаров, но, пока решались вопросы с заявкой, его сменил Сергей Зубов. Что испытывали, когда узнали, что любимый игрок станет вашим наставником?

- Даже и не думал и не мечтал о подобном. Не верил, что в жизни такое возможно.

- Каков главный тренер Сергей Зубов?

- Тренировки Зубова приближены к НХЛ. Он здорово объясняет моменты, с которыми я не очень хорошо знаком. Уверен, через некоторое время у команды появится интересная картина игры.

- Накануне матча с «Витязем» Зубов официально стал главным тренером, без приставки «и.о.». Это как-то повлияло на атмосферу в команде

- Ничего не поменялось ни в команде, ни на льду. Все это в голове, в психологии. Думаю, Сергею Александровичу стало проще. Он может больше импровизировать в упражнениях и в матчах. Команда билась за то, чтобы он остался главным тренером.

- Почему на старте сезона СКА часто проигрывал дома, а после назначения Зубова выдал победную серию в "Ледовом"?

- Возможно, я знаю ответ на этот вопрос, но оставлю его при себе. Это всего лишь мое личное мнение. Сейчас тренеры исправляют ситуацию. Стараются сделать рисунок игры таким, чтобы каждый хоккеист понимал свое задание и выполнял установку.

- Насколько морально тяжело было следить за играми команды с трибуны?

- Я нажал кнопку перезагрузки. Стараюсь настраиваться на будущие матчи и не думать о прошлом. Когда сидел на трибуне, старался каким-то образом представить себя на льду. Думал, как бы я поступил в той или иной ситуации.

- Вы тренировались с детьми и ветеранами. Это была какая-то система или вы просто приходили во Дворец спортана Ждановской улице и работали с кем придется?

- У меня тренировочный процесс был направлен на "физику". В зале проходило 75 процентов тренировок. На лед выходил, когда был свободен. Просто для того, чтобы не забыть, как кататься.

- Среди детей ваше появление вызывало большой ажиотаж. Вам лично тренировки с ними что-то дали?

- Не сказал бы, что это были дети. Там парни здоровее меня были. Что мне могли дать эти занятия? Каждый новый тренер по-своему видит свою игру, дает свои задания. Всегда интересно почерпнуть что-то новое. Неважно, пригодится тебе это потом или нет.

- В чем была загвоздка? Почему вас так долго не могли заявить за СКА

- Самая большая загвоздка находилась за океаном. Тех людей я не понимал, не понимаю и никогда не пойму. Чего они хотели? Зачем это делали? Смотрели в глаза и говорили одно, а когда я приехал сюда, все начало складываться по-другому. Но это в прошлом. Хорошо, что история наконец-то разрешилась.

- У вас была масса вариантов в России. Почему выбрали СКА

- Отталкивался от того, что это очень хорошая организация. Хороший стадион, приближенный к НХЛ, хороший город. Разговаривал с ребятами о том, что происходит здесь - не только в хоккее, но и возле хоккея. Многих игроков СКА я знал заранее. Кроме того, это чемпион, команда с высокими задачами на этот сезон и на будущее. Андрея Викторовича Назарова, который возглавлял СКА в тот момент, я тоже хорошо знал. Мы работали с ним раньше. Очень много плюсов.

- С кем из ребят разговаривали, прежде чем решились на переход в СКА

- Когда я был в Москве, встречался с Антоном Бурдасовым. Задавал массу вопросов о городе, о клубе. То, что я хотел услышать, я от него услышал.

- Антон сказал, что помогает вам в бытовом плане. Как именно?

- Когда мне что-то нужно, звоню ему и спрашиваю. Он объясняет, помогает ориентироваться в городе, подсказывает, к кому обращаться.

- Сильно соскучились по хоккею?

- Это невозможно описать словами. Был вне игры слишком длительный срок. Это в первый и, надеюсь, в последний раз в моей жизни. Поначалу я тренировался, ждал, когда сыграю, а потом задумался: только тренироваться без матчей бессмысленно. Такое состояние длилось очень долго. Только пару недель назад избавился от этого, когда понял, что можно готовиться к следующей игре и рассчитывать на то, что наконец-то сыграю.

- Вас очень тепло встретили трибуны. Какие эмоции были, когда выходили на лед под овации Ледового?

- Это было очень приятно. Добавило мне немного уверенности. Но когда я встал на лед, уже ничего не слышал. Стараюсь полностью концентрироваться на игре.

- Как вы оцениваете свой дебют?

- Неплохо. Но все равно есть моменты, к которым нужно привыкнуть, которые нужно понять. Дебютный матч получился намного лучше, чем игра с «Витязем». Вот она была неудачной для меня: какая-то катастрофа. Я вообще не понимал, что на льду происходит. Как будто именно это была первая игра.

- В своей первой игре за СКА вы еще и голевой пас отдали - это сделало матч идеальным?

- Честно говоря, если бы мог диктовать правила, такие пасы бы не засчитывал. Я просто коснулся шайбы третьим перед тем, как забили гол. В целом старался действовать в защите как можно проще и при этом помогать нападающим. Без всякой импровизации. А во втором своем матче стал немножко брать на себя - пошли невынужденные детские ошибки. Мне нужно действовать лучше и лучше понимать партнеров.

- С «Динамо» вы провели на площадке больше 20 минут - это максимальный показатель среди защитников, второй среди всех полевых игроков. Знали заранее, что нужно будет сыграть так много?

- Игрок, когда выходит на площадку, никогда не знает, сколько тренер доверит ему сыграть. Я был готов и 23 минуты провести, и еще больше - сколько нужно. Когда я в хороших кондициях, я готов показывать качественный хоккей 23-25 минут - всю жизнь играю столько. Буду не просто рассчитывать, но и работать для того, чтобы мне доверяли это время.

- Выход и в большинстве, и в меньшинстве тоже был сюрпризом по ходу первого матча?

- Про большинство знал, про меньшинство - нет. Но у нас есть общий разбор игры в неравных составах, поэтому ничего нового для меня не было. СКА в целом показывает тот хоккей, в который я играл и в который хочу играть.

- Считается, что праворукие защитники - это дефицит, что они особо ценны. Вы, как праворукий игрок, чувствуете, что на вас особенно рассчитывают?

- На мне это никак не сказывается. А тренеру наверняка проще, когда у него есть кадр с правым хватом - им можно воспользоваться в нужной ситуации. Я знаю свою работу, и я буду делать то, что мне скажут.

- В игре с «Витязем» несколько раз вы активно подключались к атакам, даже играли на чужом пятачке...

- Это как раз и есть тот хоккей, в который я хочу играть, который хочу пропагандировать: проще в обороне и больше помощи нападающим. Если возможность подключиться есть - я всегда ей воспользуюсь. Вернусь к вопросу о том, соскучился ли я по хоккею: соскучился как раз вот по таким моментам. Нужно было забивать в тех эпизодах, а я эти шансы упускаю пока.

- Ваш первый гол за СКА, получается, стоит ждать совсем скоро?

- Не хочу концентрироваться на голах или передачах. Хочу качественно играть в обороне, хочу, чтобы мои пасы всегда доходили от адресатов. А если представится возможность у чужих ворот, собираюсь использовать ее на все сто процентов.

- А в том, с кем из партнеров выходить на лед, разница есть?

Хороший вопрос. У защитников бывает направленность: атакующий, домосед. Тренер может выбирать. Игроков СКА я пока знаю не так хорошо, но я сам точно никогда в жизни не буду определять, с кем мне играть. Это задача тренера: подобрать пары, тройки - такие, которые будут хорошо смотреться, успешно взаимодействовать.

- Давайте смотреть с прицелом на сборную России: в СКА есть пара Белов -Чудинов, которая в таком же виде выступает и в национальной команде. Было бы удобно сыграться с кем-то из сборников?

- Когда ты долго играешь с одним и тем же партнером, в нестандартных ситуациях можешь разобраться очень легко, ведь ты партнера отлично понимаешь. А если игрок рядом часто меняется - действуешь с ним вразнобой, и такие ситуации у меня бывали. Думаю, каждому игроку важно иметь постоянного партнера, который всегда знает, что у тебя на уме, а ты знаешь, что на уме у него.

- Поездка в сборную для вас была в большей степени ознакомительной? Олег Знарок посмотрел на вас, вы познакомились с командой...

- Это было в большей степени для меня важно, для моей головы, для моего состояния. Я пожил в команде: расписание, тренировки, собрания - по всему этому я очень соскучился. Те три дня для меня были очень важны. Я благодарен, что в сборной пошли мне навстречу.

- Уже сейчас о вас говорят как о человеке, на которого очень рассчитывают на чемпионате мира, на Кубке мира. Это наверняка приятно, но не создает ли лишнего психологического давления?

- У меня в карьере есть такая плохая закономерность: я на давление внимания не обращаю, но на домашних аренах оно все равно сказывается. Сейчас моя задача - максимально быстро перейти на европейские площадки, на этот хоккей. И привыкнуть играть при наших болельщиках.

- Вы атмосферу в Ледовом ощутили и как зритель, и как игрок. Ее можно сравнить с НХЛ?

- Это как раз то, что ближе всего к НХЛ. Арена визуально - как там: два яруса, зрители действительно переживают, они не просто приходят время провести. Я за этим наблюдал, когда смотрел матчи с трибуны, а уже когда вышел играть сам, больше концентрировался на своих действиях. Обычно я, находясь на льду, ничего вокруг не вижу и не слышу.

- Что бы вы пожелали болельщикам СКА, которые придут поддержать вас и вашу команду?

- Болельщикам СКА даже и подсказывать-то нечего. Можно только желать, чтобы продолжали болеть за нас так же. Они очень нам помогают. Бывают такие моменты: игра не идет, и мы через «не могу» заставляем себя выкладываться ради болельщиков.

все новости