Новости
все новостиИнтервью

Андрей Кузьменко: «Очень хочется уже начать следующий сезон, снова выйти на арену»

ИнтервьюАндрей Кузьменко
Елена Михеева, Матч ТВ

— Как, где и в какой компании проводите этот период без хоккея, который все-таки отпуском в полном смысле слова едва ли можно назвать?

— На самом деле у меня на данный момент есть все, чтобы это можно было назвать отпуском. Я провожу время на даче со своими родными. Первые две недели просто отдыхал: ходил в баню, помогал на участке, занимался какими-то сельскохозяйственными делами… Потом понял, что мне все же нужно работать над собой, хватит отдыхать. Заказал пластиковый лед, ворота, ограду за ними, чтобы шайба не улетала, собственно шайбы, форму всю свою. Так что буду теперь каждый день бросать, тренироваться. Тренажерный зал тут тоже есть. Все условия созданы, можно и отдохнуть, и поработать.

— В этом смысле Василию Подколзину повезло еще больше: он, судя по всему, коротает время на даче у Алексея Мельничука, который полностью переодетым встает на ворота. Хотели бы сейчас еще и живого голкипера ко всему своему комплекту добавить?

— Да, это была бы идеальная опция, но так как у меня ее нет, я заказал макет — вратарь тоже присутствует.

Андрей Кузьменко: «Очень хочется уже начать следующий сезон, снова выйти на арену»

— Вы рассказывали, что любите путешествовать и активный отдых. Наверное, даже в дачных условиях чувствуется какая-то ограниченность?

— Очень тяжело сейчас тем, кто в квартирах находится 24 часа в сутки, — вот этого я себе действительно не представляю. А тут, на даче, когда у тебя лес свой, можешь погулять, к речке выйти, в баню сходить, отдохнуть, побегать, на великах покататься, честно скажу, не чувствую карантина. У нас все замечательно.

— За время изоляции открыли в себе какие-то новые таланты?

— Ой, я забыл сказать, что когда мы первую неделю таскали дрова, я все думал, чем мне заниматься. Самоизоляция рано или поздно пройдет, а сейчас есть время для работы над собой. Никогда такого не было, чтобы ты сидел дома весь день и ничего не делал. Нужно как-то развиваться. Так что у меня сейчас три раза в неделю занятия английским — всегда хотел его выучить, вот наконец работаю над этим. А еще купил гитару, учусь играть на ней уже три недели. После первой, правда, чуть отдохнул — на пять дней убрал ее подальше, а потом понял, что все эти сложности надо проходить. Давно мечтал научиться, потому что у меня мама играла на гитаре у костра, когда мы еще были в Якутске. Надеюсь, через пару дней первую песенку уже спою на даче с родными.

— Какой будет эта первая песня?

— На данный момент учусь играть две песни: «Выхода нет» группы «Сплин» и «Ой-йо» группы «Чайф» — под костер вечерком самое то.

— Многие спортсмены рассказывают, что начали готовить или совершенствуются в этом. Вас такая участь не постигла?

— Нет. Готовка — точно не мое, мне это не очень интересно, не люблю время у плиты проводить. Могу сделать завтрак. Периодически жарю мясо на костре. Вот недавно готовили бургеры на гриле, я тоже внес свой вклад. Все остальное, если честно, лень, не по мне это. Я лучше пойду на гитаре поиграю, хоккеем позанимаюсь или английским, побегаю. Тут без меня хорошо готовят, с этим проблем нет.

— Если в доме есть какие-то запасы, что среди них преобладает?

— Такого нет. Мы за городом живем, просто каждую неделю отправляемся в магазин, покупаем то, чего нет. Конечно, в масках, в перчатках, сохраняя дистанцию. Соблюдаем все рекомендации. Не дай бог заразить кого-то, кто в возрасте, — этого точно не хотелось бы.

— Мне просто недавно баскетболист «Зенита» признался, что у него единственные запасы — это вино. Вы ценителем не являетесь?

— Больших запасов у нас нет, но, как у всех семей, есть шкаф с алкоголем. Раз-два в неделю могу себе позволить бокальчик вина во время ужина.

— По кому или чему больше всего скучаете в текущих условиях?

— Последнюю неделю сам думал над этим. Честно сказать, скучаю больше всего по хоккею, по ажиотажу с ним связанному: домашняя арена, трибуны, зрители… Все-таки не хватило эмоций от этого сезона, потому что недоиграли, не насытились. Очень сильно скучаю по болельщикам, очень хочется уже начать следующий сезон, снова выйти на арену. Стадион у нас прекрасный, поддержка прекрасная, так что по этому всему скучаю сильно — если брать хоккейную тему. А если не хоккейную, то не хватает путешествий, конечно. Куда-то уже давно съездил бы, но этим летом, наверное, не получится — границы еще закрыты будут. Максимум — по России. Всегда мечтал на Алтай съездить, на Байкал — может быть, летом как раз все и осуществится.

— Посмотрели ли за последнее время какой-то фильм, которому готовы поставить 10 из 10?

— За этот месяц я посмотрел всего один фильм, если честно, и то я его уже видел. Здесь и так очень много дел, хочется всем заняться. А вечером, когда поужинаем, уже, глядишь, десять часов — день заканчивается. Разжигаешь камин, садишься у него, пытаешься петь под гитару… Так что осилили только фильм «Джентльмены». Он здорово снят, очень хорошая актерская игра. А, еще часа за два с половиной посмотрели новый сезон сериала «Полицейский с Рублевки» — это все.

— Чтение книг присутствует в графике?

— Есть одна книга, которую я все никак не могу дочитать: «Богатый папа, бедный папа» Роберта Кийосаки. Он миллиардер, рассказывает о своей жизни, о том, как его учили, но по большей части, конечно, о деньгах: как ими правильно пользоваться, как вкладывать и так далее. Этими темами надо интересоваться, хочется же прогрессировать не только в хоккее, но и в остальных сферах жизни. Книга очень хорошая, очень интересная, просто я обычно читаю ее в самолетах, когда мы где-то в поездках, а в остальное время, честно скажу, мне лень.

— А как FIFA поживает?

— Хорошо поживает, но тоже дней пять уже не играли. Сейчас делаю это не так часто — раза два в неделю.

— Встречаетесь ли на зеленых газонах с кем-то из коллег-хоккеистов?

— Да, с нами играет Саша Самойлов из ВХЛ, вратарь «Звезды». Два матча остались за ним, потом мы предложили ставить по 500 рублей. Он думал, что легко нас обыграет и третий раз подряд, но мы с другом собрались, потому что уже были «премиальные», показали свой лучший футбол и взяли верх дважды. Саша очень разозлился, теперь ждет реванша. Пока что времени не хватает, но, надеюсь, скоро снова сыграем с ним.

— Первое ваше действие, когда все ограничения будут сняты?

— Наверное, встречусь с друзьями, которые не могут сюда приехать. Хочется куда-то с ними сходить, пообщаться, узнать, у кого как прошел карантин. Уже больше двух месяцев не виделись, просто так по ходу сезона тоже нет времени Москву посетить.

— Перейдем к хоккею. Ваш гол «Барысу» стал вторым в десятке лучших КХЛ за этот сезон. Не обидно, что Никиту Коростелева с такой же по исполнению шайбой не удалось переплюнуть?

— Да нет, я же эту шайбу забросил из-за Никиты как раз, благодаря ему, можно сказать. Когда я увидел его гол, мне захотелось забить так же, как это сделал мой друг, всегда мечтал о подобной шайбе. В итоге все удачно совпало, все получилось. И я даже не посягал на первое место, потому что у Никиты вообще шикарный гол: не только само исполнение, но и два обыгранных противника до этого, так что он молодец.

— А вообще было такое, что нравилось, как бросают какие-то хоккеисты, и хотелось если не прямо быть похожим, то какую-то снайперскую манеру перенять?

— У меня нет такого понятия «любимый игрок», как у многих. Есть очень много хоккеистов, которые мне нравятся. Среди них Александр Радулов. Когда я только перешел в ЦСКА, мне было 13-14 лет, он выступал за «Салават Юлаев», тогда еще отец предложил сходить посмотреть на него. Спустя четыре года я уже играл с ним в одной команде. Помню, с открытым ртом наблюдал за его действиями. Постоянно удивлялся, что этот человек никогда не останавливается на достигнутом, каждый день работает больше всех. Это я, наверное, взял и в свою жизнь.

— Плей-офф вы начали феерически: с хет-трика в ворота «Витязя». Лучший матч был в сезоне или выделили бы какой-то другой?

— Если честно, лучшим матчем я назову, наверное, игру на самом сложном для меня этапе регулярки. Это была встреча с рижским «Динамо» перед первым этапом Евротура, когда у меня еще не было ни одной заброшенной шайбы. С начала сезона у меня не получалось с одними партнёрами, с другими… Тогда я два месяца практически не играл, меня поставили с Бурдасовым и Швецом-Роговым, и я понимал, что могу за счет этого матча закрепиться в составе команды. Помню, перед его началом мы сидели втроем, и мне Антон сказал такие важные слова: «Не нервничай, все будет хорошо, забьем свое». Вышли на лед, и в первой же смене у меня получилось отдать ему хорошую передачу, он забил. Потом мне еще шайбу не засчитали — так обидно было, но чуть позже я все-таки смог забросить. Так что для меня именно этот матч стал самым запоминающимся в сезоне. От него можно вести отсчет того, что было до и что стало после, если говорить о моей игре и доверии тренерского штаба.

— Вернемся к хет-трику. К вам тогда с трибун среди прочих прилетела отцовская кепка. Вернули ее обладателю после всего?

— Тогда мои родители действительно приехали в Санкт-Петербург на один день, были на трибунах, хотелось показать хорошую игру в их присутствии. Помню, выхожу со льда, мне наш пресс-атташе показывает: «Смотри, какая кепка!» Я гляжу: она похожа на головной убор моего отца. Потом проверяю сообщения, мама пишет: «Папа закинул кепку на лед, он что с ума сошел?» — не знала, что есть такой ритуал. Она ему: «Сашка-Сашка, ты чего бросаешь? Не надо, зачем?!»

Кепка у меня в машине до сих пор лежит, папа говорит: «Можешь ее выкинуть, пора уже новую покупать. Жду, чтобы ты дал мне и с ней расправиться». Что сказать? Будем работать над этим.

— Какими были первые эмоции, когда узнали, что лига решила досрочно завершить сезон?

— Если честно, все уже видели, что начинается эпидемия. В команде были разговоры о том, что будет очень тяжело доиграть сезон. Когда сделали паузу, все мы понимали — очень мал процент вероятности того, что получится закончить. Да, руководители лиги и команд пытались, но из-за того, что случилось в мире, было очень сложно. Все-таки здоровье близких, да и вообще всех людей — это намного важнее, чем Кубок. Мы ничего не могли сделать. Если бы из-за нас заразились люди — это было бы эгоизмом по отношению ко всем, кто приходит поболеть на трибуны. Считаю, что лига приняла правильное решение. Ждем следующего года, следующего сезона. В сентябре, надеюсь, эта болезнь уже нас оставит.

— Понятно, что сложно подводить итоги сезона, когда он не закончился, а оборвался, но все же оцените его, насколько это возможно. Вы уже немного затронули тему непростого начала. Тогда действительно в СМИ мелькали строчки в духе «Кудашову Кузьменко не нужен». Как вы вообще все это переживали?

— Это, наверное, был самый тяжёлый момент за всю мою карьеру. Я не играл порядка двух с половиной месяцев, уже в августе не попадал в состав на последние предсезонные матчи, это удручало. Когда не можешь переломить ситуацию, правильно заиграть, тебе, конечно, очень сложно. Но когда ты это проходишь, становишься сильнее, поэтому я рад, что такая ситуация случилась. Очень приятно, что смог перевернуть мнение о себе и команды, и тренерского штаба, и руководителей.

Помню, тогда в прессе писали об обмене в одну, другую, третью команду. Сначала я все читал, мне было интересно, что там пишут в хоккейных новостях, потом мне посоветовали не делать этого. Конечно, были дни, когда руки опускались. Где-то после полутора месяцев подобное произошло. Пару дней, может быть даже неделю, просто невозможно было тренироваться: очень тяжело, и у тебя ничего не получается. Нужно было находить в себе силы, чтобы каждый день ходить в зал, когда остальная команда играет в хоккей. В какой-то момент родные, друзья поговорили со мной, сказали как есть: что я должен каждый день не доказывать кому-то что-то, а просто работать для себя. Не обманывать никого, себя в первую очередь, а трудиться, чтобы с каждым днем становиться все лучше. После этих слов одного моего друга мне стало намного легче. У всех игроков бывают такие тяжелые периоды. Я действительно понял, что не надо отчаиваться, нужно работать, несмотря ни на что, и не думать ни о чем плохом.

— В конечном итоге довольны этим сезоном для себя и для команды, если не брать во внимание, что он не доигран?

— Если так брать, что у команды, что у меня сезон получился одинаковым: начало было очень скомканным, потом, после ноября-декабря, мы стали показывать хороший хоккей. Каждый в команде начал понимать установки главного тренера, как ему нужно действовать, как работать — и на площадке, и вне льда. Ребята здорово стали играть и помогать друг другу. В конце сезона мы провели очень хороший отрезок вместе с плей-офф. Кто-то говорил, что было два месяца без поражений. Приятно, что находились в такой форме. Нельзя, конечно, ставить оценку, когда сезон не закончился и ты не знаешь, что произошло бы дальше, но пусть будет твердая четверка нашей команде.

— Вы уже упоминали о положительном влиянии Бурдасова. Судя по всему, согласитесь с мнением, что смогли по-настоящему раскрыться, оказавшись в связке с Антоном?

— Да, я уже сказал, что в тот тяжелый период, который я переживал, Антон меня поддержал. Благодаря его помощи, его игре я смог раскрыться, смог получить уверенность, что не такой уж плохой хоккеист и все могу, просто поверив в себя, в свои действия. Мы и сейчас с ним общаемся, каждую неделю списываемся, как у него дела, как у меня. Я ему очень благодарен. Где-то через пару матчей мы начали очень много разговаривать. Сначала у нас был Швец-Роговой, потом поставили Коскиранту, и мы после каждой смены, вне зависимости от того, в игре это было или на тренировке, обсуждали каждое действие, как его можно улучшить. Наверное, наша разговорная работа в тройке очень сильно нам помогла. Мы понимали, кто где находится, Антон знал, что я буду делать, я — что будет делать он. У нас было очень много заготовок, и мы придерживались своего плана. Коскиранта тоже здорово играл, в итоге у звена все получалось.

— В некоторых видах спорта, где чемпионаты тоже полностью свернули, хотя бы озвучили какую-то расстановку команд по местам, в КХЛ же с этим до сих пор тишина…

— Это и не нужно по сути. Мы же играем не за то, кто какое место займет в чемпионате, а за Кубок Гагарина. Когда сезон заканчивается, никому не важно, на каком месте он остался. Даже если ты первый, это не дает тебе Кубок, ты его не выиграл, как и если ты восьмой.

— Нашла на сайте команды «Звезда» ваше старое интервью, в котором вы называете идеальную пятерку, в которой хотели бы сыграть (Павел Дацюк в центре, Патрик Кейн справа, в защите — Пи-Кей Суббан и Эрик Карлссон). Интересно, каких четырех игроков назовете сегодня.

— Наверное, справа будет Радулов, в центре Паша Дацюк — когда я играл с ним в одной пятёрке, это было огромное удовольствие. С защитниками сложнее, давно не смотрел, кто в обороне здорово играет, для меня самое главное — нападение. Давайте возьмём Бернса, да и пусть с ним уже останется Карлссон.

— Заканчиваю интервью всегда одним вопросом: чего боитесь больше всего?

— Знаете, боюсь больше всего, что начну жалеть об упущенных возможностях, о том, что где-то недорабатывал, где-то ленился. Момент, который есть сейчас, очень короток. Нужно работать на все сто процентов, целиком отдаваться своему делу — тогда у тебя все получится. Так что, наверное, самое главное, чтобы после завершения карьеры у меня не было мыслей о том, что я полностью себя не реализовал, не выжал свой максимум.

все новости
Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее работать с сайтом. Продолжая просмотр, вы соглашаетесь на использование ваших файлов cookie.