Новости

все новостиИнтервью

Динар Хафизуллин: «Приятно осознавать, что на тебя рассчитывают»

Динар Хафизуллин
Р-Спорт, Семён Галькевич

- Первым серьезным турниром для вас должна была стать Олимпиада в Пхенчхане.

- До последнего надеялся, что успею залечить травму, до последнего был с командой, даже к президенту на напутствие ездил… К сожалению, не сложилось, за день до вылета в Корею Знарок сказал, что не получится.

- Сильно переживали?

- Морально это сильно давило на меня. К тому же, сама травма была очень неприятная, боли сильные были. Я сильно сник тогда, потом уже, когда время какое-то прошло, подумал, что раз ситуацию никак не поменять, то остается только менять к ней отношение. Потихоньку перестроился, но сначала было очень тяжело, да.

- Дебютируя на чемпионате мира в 29 лет, не чувствуешь себя новичком?

- Я же в этом сезоне все Евротуры проехал со сборной, так что успел уже привыкнуть к обстановке. Тем более всех ребят знаю, из СКА здесь много народу. Ничего такого уж необычного нет для меня. На Евротуре в апреле понял, что скорости повыше, чем в КХЛ, но к этому быстро привыкаешь.

- Интересно сыграть в Дании против канадца Коннора Макдэвида, американца Патрика Кейна?

Динар Хафизуллин: «Приятно осознавать, что на тебя рассчитывают»

- Конечно, хочется увидеть, что они вообще умеют, и, сыграв против них, понять, что ты сам вообще в хоккее умеешь. Это интересно.

- И волнительно? Или это только в восемнадцать может быть волнительно?

- Здесь возраст ни при чем. Само собой, волнительно. Но пока мы в любом случае с ними еще не играем.

- Вы подписали со СКА новое соглашение на четыре года. Прежде клуб давал такие контракты только Илье Ковальчуку и Антону Белову.

- Инициатива шла от клуба, я не просил о таком длинном контракте. При первой встрече с руководством мне сказали, что хотят предложить договор на четыре года. Приятно осознавать, что на тебя рассчитывают. Такой контракт дает тебе стабильность, определенность.

- Весной традиционно шли разговоры о вашем возвращении в "Ак Барс". Была конкретика со стороны Казани?

- Да, было предложение от "Ак Барса", но мы не сошлись по условиям. Рассматривал для себя только варианты со СКА и Казанью, и предложение СКА было лучше во всех отношениях. Когда-то, наверное, я еще сыграю за "Ак Барс", но как сейчас загадывать?

- В последнем финале Кубка Гагарина не было сомнений, за кого болеть?

- (Улыбается) Конечно, не было. Болел за родную команду. Жаль, что мы пропустили дальше ЦСКА и сами не сыграли против "Ак Барса".

- Объясните, как это получилось?

- Если честно, не хочу даже вспоминать эту серию, вдаваться в подробности, но скажу, что мы сами ее проиграли. Хотя ЦСКА, конечно, надо отдать должное – там классные игроки собраны, они молодцы.

- Олег Знарок сказал после финального матча на Олимпиаде, что очень устал. Это чувствовалось весной? В серии с ЦСКА?

- Понятно, что все устали, сезон очень длинный, в Корее ребята все из себя выплеснули, но я ничего такого не ощущал. Может, он в себе это все держал? В плей-офф мы шли за ним, как и всегда, он был капитаном нашего корабля.

- Что вам сказал Знарок на прощание?

- Он с каждым поговорил, но какое прощание? Никто же не умирает, мы все одним делом занимаемся, еще сто раз увидимся и пообщаемся.

- Теперь СКА ждет перестройка. Чего ждете от следующего сезона?

- Если честно, пока слабо представляю, что и как будет. Насколько понимаю, команда у нас будет помоложе, возьмут игроков на перспективу. Многое поменяется, но я уверен, что цели останутся самыми высокими, и все будет заточено под завоевание Кубка Гагарина. Очень удивлюсь, если будет не так.

- А Динар Хафизуллин, получается, будет системообразующим игроком нового СКА.

- Это уже надо спрашивать у руководства.

- Сегодня в СКА осталось только три хоккеиста, сыгравших за клуб больше матчей, чем вы. Назовете их?

- Илья Каблуков, Евгений Кетов и… Сдаюсь.

- Виктор Тихонов.

- Точно, Тишка.

- Я к тому, что вы уже ощущаете себя ветераном петербургского хоккея?

- (Смеется) Страшное дело. Честно говоря, вообще не заметил, как время пролетело. Вроде бы недавно только в СКА пришел, а уже пятый плей-офф свой в Питере сыграл.

- Май 2018 года, отель сборной России на чемпионате мира в Копенгагене. Бойцовский "Витязь", кажется, был вообще в другой жизни?

- Нет, почему? Мы частенько вспоминаем те времена, на самом деле. Интересно было, это же, по сути, мои первые шаги в большом хоккее. Я даже с каким-то трепетом все это вспоминаю. Блин, очень классное было время… Выигрывали мы не так часто, правда, но что поделать. Да, определенно, есть что вспомнить (улыбается).

- Самый памятный матч - с "Авангардом"?

- Я же не играл еще в "Витязе", когда они все на всех бились.

- Зато застали бойню на шестой секунде.

- (Улыбается) Вот тогда я уже был. Да, такое не забывается.

- Что привлекало вас в "Витязе" кроме игровых минут?

- Меня остальное не так уж сильно и интересовало тогда, я за игровой практикой поехал в Чехов. Понятно, что можно было остаться в Казани, ждать своего шанса, играть, может, один матч из четырех, но чтобы прогрессировать, нужны минуты на льду. Сейчас вот все думаю: если бы тогда вот так все не повернулось, и я не уехал в "Витязь", где бы я оказался? Здесь бы меня сейчас не было, думаю. Что ни говори, очень многое в нашей жизни зависит от случая, от удачи.

- Сами же, играя за "Витязь", ни разу не участвовали в драках?

- (Смеется) Нет, зачем оно мне? У нас же было пять профессионалов.

- Кто из них был самым забавным?

- Джош Грэттон, наверное. Еще (Джон) Мирасти интересный персонаж, он все время с открытой дверью нужду справлял. Большую нужду.

- Прикалывался так?

- (Смеется) Да хрен его знает, но сколько раз я заходил - он все время с открытой дверью. А главным авторитетом среди них был Крис Саймон, человек Кубок Стэнли выигрывал. Вообще они все были позитивные ребята, очень веселые, компанейские. Пока не выходили на лед делать свою работу.

- Вы, играя первый сезон в КХЛ, чувствовали, что "Витязь" боятся?

- Было такое. Вряд ли, кто в этом признается, но, как правило, соперник так относился к играм с "Витязем", что этот матч надо как-то пережить, прокататься, а дальше уже спокойно играть. Никто не хотел показаться агрессивным в матчах с "Витязем". Да оно и понятно – кому охота попасть под ребят в 110-120 килограммов.

- Даже удивительно, что сильно от них так никто и не пострадал за все время.

- Я помню, Джон Мирасти, уже играя за "Барыс", дрался с Тревором Гиллисом, и тот ему сломал то ли челюсть, то ли лицевую кость. Между собой они хорошо рубились, а так да, серьезно, кажется, никому не попадало.

- Кто из тренеров в "Ак Барсе", "Витязе", СКА вам дал больше других?

- Все много мне дали, правда. Не могу кого-то одного назвать, да и не хочу. Кто-то еще прочитает это, скажет: "Вот же козел, не ценит меня". Все классные были тренеры, у каждого я чему-то да научился.

- А из игроков?

- Когда только перешел в "Витязь", мне Даня Марков много помогал, подсказывал, потом Леха Трощинский пришел в команду. Когда я в СКА перешел, так там вообще – на кого ни посмотри. Оставалось только учиться и впитывать. Я и по сей день стараюсь учиться, пусть мне и не двадцать лет.

- В "Витязе" могли представить, что возьмете два Кубка Гагарина, поработаете с Вячеславом Быковым, Олегом Знарком?

- Помню, как-то у нас был разговор с женой. Она спросила меня, куда бы я хотел попасть, какая команда самая сильная, и я ответил, что самое нереальное – это попасть в СКА, что там космический состав. Где-то через год меня обменяли в Питер.

- Прекрасно помню 15 января 2014 года, когда за две минуты до закрытия трансферного окна в КХЛ вы стали игроком СКА. Что вы помните о том вечере?

- Тогда долго ходили разговоры, что меня поменяют в "Торпедо", но после матча с "Атлантом" 15 января в раздевалке нам объявили, что никого никуда не отпускают. Помню, приехав домой, мы с женой следили в интернете за онлайн-трансляцией, смотрели, кто куда переходит. В полночь я закрыл компьютер и уже собирался спать, когда увидел пропущенные звонки и смс от агента: "Тебя обменяли в СКА, позвони". Звук на телефоне я после игры так и не включил, поэтому пропустил звонки.

- Приятный сюрприз?

- Мы с женой были в полном шоке, я уже никакого обмена не ожидал, а тут еще и не "Торпедо", а СКА. Срочно стал собираться в Петербург.

- На матч против "Витязя".

- Да, мне Алексей Касатонов сначала сказал, что я с "Витязем" полечу, а потом перезвонил, сообщил, что я рано утром лечу и должен быть на тренировке в десять часов. Собрал вещи по-быстрому и ночью поехал в Шереметьево. Мы тогда, кстати, вместе с Ильей Каблуковым полетели в Питер, его из "Атланта" обменяли.

- Вы на удивление быстро в СКА освоились.

- Команда меня сразу хорошо приняла, с вливанием в коллектив вообще не было проблем. Помню, когда только приехал, ко мне подошел Илья Ковальчук, сказал: "Если что-то нужно, звони, всегда поможем". Не было трудностей ни в бытовом плане, ни в игровом - мне доверял и Юкка Ялонен, и Вячеслав Быков в моем первом полноценном сезоне в Петербурге.

Конечно, сначала были опасения, мол, куда меня обменяли, тут же вообще нереально в состав попасть. Но все оказалось иначе, оказалось, что нет ничего нереального. И да, мы с женой очень часто вспоминаем тот наш разговор.

- Поднять Кубок Гагарина в Казани – что это за чувство?

- Тот плей-офф вообще весь был очень драматичный. Когда мы прошли ЦСКА с 0-3, то у нас была полнейшая уверенность, сейчас тоже вспоминаем это с ребятами, что справимся с "Ак Барсом". Хотя в том сезоне в "регулярке" мы проиграли Казани оба матча, причем, прямо с треском пролетали – 1:3 и 1:5. И все удачно получилось. Конечно, это было классное чувство, такое раз в жизни только может быть.

- Что-то из серии "теперь я доказал"?

- Вообще таких настроений не было, что "я обиделся на вас, вот – получите". Ничего подобного, просто мне повезло, что так все сложилось. Без "Ак Барса" где бы я тоже был? Кто знает? Они мне многое дали. Когда с командой тренировался, Билл (Зинэтула Билялетдинов) очень много мне подсказывал, я благодарен ему.

- Косые взгляды не ловили тогда в Казани, рассекая с Кубком Гагарина по "Татнефть Арене"?

- (Смеется) Да я не видел, может, кто-то косо и смотрел. Понятно, что за СКА кроме моих родных тогда в Казани никто не болел. Я, кстати, допускаю, что тогда не многие и знали-то даже, что в СКА играет казанский парень. Это сейчас мне болельщики пишут, чтобы я переходил в "Ак Барс", а на тот момент, думаю, мало, кто знал, что за Питер играет воспитанник Казани.

- Нельзя же сказать, что вы в свое время оказались не нужны Казани?

- Нет, просто конкуренция была сумасшедшей, а мне нужно было играть. Сейчас вспоминаю, тогда ведь не было такого, чтобы я по лимиту играл за "Ак Барс", как сейчас это происходит. Теперь молодым проще в этом плане, проще попасть в первую команду. Я в те годы проходил с основой предсезонку до сентября, а потом уезжал в Альметьевск, там я и отыграл три сезона в Высшей лиге. В "Ак Барс" тогда было не пробиться, да и сам я не играл так, как нужно было. Иначе никто бы меня не отпустил.

- Вы уже стали питерцем?

- Больше четырех лет уже если живу… Стал, конечно. Город классный, мне очень нравится, но все равно, когда закончу, буду жить только в Казани, если уж совсем чего-то сверхъестественного не случится.

- Чего не хватает Петербургу?

- Сложно объяснить это... Просто, бывает, едешь где-то в Казани по местам, где ты в детстве гулял, где бывал. Этого же нет в Питере, правильно? Все связано с воспоминаниями, с родителями. У меня мама в Казани живет, это мой дом.

- С кем из хоккеистов ближе всего общаетесь?

- С Максом Чудиновым мы больше всего на связи. С Васей Токрановым хорошо общаемся. Мы же одного года, в детстве много играли друг против друга, потом вместе играли в Альметьевске.

- Не зазываете Токранова в СКА?

- (Улыбается) Он уже взрослый парень, сам все решит. Ему доверяют в Казани, от добра добра не ищут, мне кажется. В СКА все классно, но и Казань - чемпион в этом году. В общем, все в руках Василия Токранова.

- А с Эмилем Гариповым общаетесь?

- Чаще - с его папой, но и с Эмилем нередко летом видимся. Помню, одно время мы с ним в одном номере жили в Альметьевске. Очень рад, что у него игра пошла, дай бог, чтобы он продолжал и дальше так. Все, кто в Казани вырос, все ребята нашего возраста понимают друг друга, понимают, как тяжело было пробиться наверх, потому что команда была мощнейшая у "Ак Барса".

- Когда Гарипов после завоевания Кубка Гагарина говорит, что это победа Всевышнего, вы как к этому относитесь?

- Кто-то более религиозен, кто-то – менее. Кто-то не любит говорить об этом. Кто-то, как Эмиль – любит. Ничего плохого в этом нет.

- А свои заслуги он не умаляет тем самым?

- Мне кажется, это здорово, когда в человеке есть скромность. В этом плане он молодец. Конечно, все что нам дается в жизни – дается сверху.

- Какое место в вашей жизни занимает религия?

- Я религиозен по-тихому. В себе держу все, не люблю на всеобщее обозрение выставлять. Это такой сложный вопрос – как правильно показывать свою религиозность. С одной стороны нужно, чтобы больше людей знали о религии, знали о твоем к ней отношении, но с другой – это же очень личная история.

- К разговору о скромности. Нашел в интернете только одно ваше большое интервью. Как это возможно?

- Да их не так много и было в принципе. Я вообще не любитель интервью, но жизнь заставляет. Издержки профессии (смеется).

- Вы - классический незаметный герой.

- Пусть другие судят. Просто я не люблю делать что-то напоказ или что бы кто-то оценил. Я не для оценки чьей-то все делаю, я просто делаю для себя, делаю так, как считаю нужным, вот и все. Это же и к игре относится - стараюсь играть не для того, чтобы меня все узнали, а чтобы во мне, в моей надежности были уверены. Стараюсь играть как можно более эффективно, просто не всегда удается. Спорт – это же вообще вещь такая, что не всегда все по маслу идет. Порой, когда что-то не идет, просто хочется все бросить и закончить с хоккеем.

- И когда такое было последний раз?

- После последней игры серии с ЦСКА, я очень сильно загрузился после нее. Я понимаю, что это неправильно, и все равно пропускаю все через голову. Нужно легче к этому относиться, не хоккеем единым. У североамериканцев, считаю, единственно правильное отношение к поражениям. Если думать и загоняться постоянно, будет тяжело.

- СКА, судя по всему, полностью уверен в вашей надежности.

- (Улыбается) Да, может, мне авансом дали контракт такой? Или сейчас всем начнут давать такие контракты? Я же не в курсе. Честно, не знаю, чем руководствовался клуб, но это лестно, что скрывать.

все новости